Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 02.05.08. ПОЭЗИЯ
  • Олеся Первушина (Санкт-Петербург). Милый друг

    Родилась в России в 1980 году, выросла в Литве, с 2003 года живет в Санкт-Петербурге. Поэт. Переводчик. Со-редактор литературного альманаха "Транслит". Автор сборника стихов "ЧУДОвище" (Клайпеда, 2003). Публикации в журналах "ТОПОС", "РЕЦ", "Пролог", "Дети Ра", "Побег", "Вечерний Гондольер", "Новая Литература" и др. Участник фестивалей: "Фестиваль новых поэтов" (СПб, 2005), "СЛОWWWО" (Нижний Новгород, 2006), "Фестиваль верлибра" (Москва, 2006), фестиваль "Другие" (Москва, 2006), "Фестиваль малой поэмы" (СПб, 2007), "1й Всероссийский фестиваль Лесбийской Любовной Лирики" (СПб, 2007), "2ой Всероссийский фестиваль Лесбийской Любовной Лирики" (Москва, 2007). Участник проекта "Непроза-2, Санкт-Петербург" творческого объединения КОРОЕД.ком (СПб, 2007).


    (ангелическое)

    ...Будешь горбом упираться в гроб -
    так ли безмерно горд?
    плотник снимает мерки
    говорит: крылья лишние

    а мы их и не будем брать
    все равно всего
    не унесешь с собой...

    «Скоро привыкнешь. Подобное
    Лечится только подобным
    В аптеках одна латынь»
    (П.А.)

    …Если это болезнь
    то она не лечится
    ни подобием, ни каким искусством
    потому что зима
    незаметно за плечи взяв
    метит кожу своим укусом
    и никакая Герда
    в розовой сентиментальности
    не побежит спасать
    потому что зима
    отраженьем дробящимся скалится
    смерзается в волосах
    потому что зима
    альбиносной слепой бессонницей
    насмерть сжала поводья встреч в горсти
    и несется вскачь
    и под ней именами колется
    ледяная поземка вечности
    значит, память – вдребезги
    и в сердце себе вводить
    знобкой сывороткой латынь
    потому что зима
    по содомской тундре ведет бродить
    оглянись – застынь…



    (Вергилий)
    ...Спустись в метро и умри там
    (вот только давайте без этих пошлых взрывных аллюзий)
    ноги босы и голова обрита
    (хасиды, бестолочь, и шахиды – это разные люди)
    чем глубже, тем больше света
    за поручни не держись –
    у внеземного поэта
    всегда подземная жизнь
    (все рекламируемые в метро товары имеют соответствующие сертификаты
    и ты – как родился, жил, так и умрешь горбатым)
    выходи на орбиту
    жизни цена – жетон
    маршрут наш до дыр зачитан
    и обращен в ничто
    скрипками в переходах
    щипачами в толпе
    ты – рядовой, пехота
    маршировать и петь
    (озверелым ревом из черной пасти несется свет
    за спиной – эскалатор и надпись: "Оставь на... пардон – выхода нет")...



    …Как извлечь тебя на свет Божий
    из электрического нутра
    краденое ты мое непотребство
    мы с тобою зеркально схожи
    коллекционированием утрат –
    до сих пор не придумано средства
    унимать заходящиеся под ребрами
    легкие, что вечно путают с сердцем
    как-то легче следовало бы стать
    чтобы глушь подвздошная
    не теснила, не сдавливала корсетом
    и дорога в небо проста
    но ведь мы – ценители сложного
    нам не хватит целого света
    чтобы его делить – города святош стоят
    раздраженными кобрами
    по разные стороны пересохшей уже реки
    надуманно далеки…



    …Мастер мопассановского геройства
    шулер игры в слова
    мой бумажный солдатик, стой-раз-два
    страшный сон миновал
    встань, подбери шинель свою
    и маршируй домой
    все, что аукнется слабостью
    собственной кровью смой
    и возвращайся, стыдливо сдерживая
    трепет своих бойниц
    чтобы трусость твоя поверженная
    замертво пала ниц…



    (либретто)
    …Что за жизнь: живописный такой пейзаж
    небо, стрижи, закат
    а я поднимаюсь к тебе в бельэтаж
    поглаживая автомат
    это что-то врожденное, говорят
    (Бонни волчком в гробу) –
    при поцелуе сглатывай яд
    закусывая губу
    что же смерть: на рассвете опять бежать
    ноги кормят и хвост все цел
    только б покрепче объятья сжать
    подмигивая в прицел
    что нам деньги, слава, адреналин –
    ветреной пули свист
    я ж твою опознаю средь сотен спин
    звездный ты мой статист…



    (рукоделие)
    …Я для тебя выбираю растянутые слова и длинные строчки
    такие, чтобы от них линейка листа скукоживалась и кончалась
    чтоб брать их
    за хвост
    щепотками
    и рвать
    раздраженно
    в клочья
    а потом снова на слюнку склеивать и все начинать сначала
    мои кисти – не кисти – ножницы, когти – стальные крючья
    пальцы – спицы, слова на них сами как бусы нижутся
    и плетется липучее кружево трепетных строк паучьих
    хочешь тоже так – подойди поближе, сядь
    близорукий
    безрукий
    бессовестно-бестолковый
    хоть толкай тебя, хоть тяни за немой язык
    все, что связано за ночь, придется с утра по-новой
    распускать и сматывать
    распускать
    и сматывать
    под тебя подстраивать
    перекраивать
    уменьшать в разы
    ты же кратен мне, будь же кроток, а лучше – краток
    что мне толку на дыбе пялец тобой поститься
    на прорехи речи твоей не напастись заплаток
    и наперсток мой как нарочно куда-то запропастился…



    «В постель всегда легче лечь,
    Чем выбраться сухим из нее»
    (П.А.)

    …Тамбур там
    где теперь не курят, запоминай
    проводница, нас провожая
    не предлагает чай
    но постель навязывает
    как бывалый палач петлю
    расскажи мне сказку свою
    пока я не сплю
    нам наутро
    конечно
    ни слова не разобрать
    из записанного в потемках
    в клеенчатую тетрадь
    ты, наверно
    поэтому учишь сны наизусть
    знаешь
    в этом поезде твои рифмы
    тебя везут
    а не ты их
    в кожаной сумке через плечо
    переносишь послушно
    как выписанную врачом
    панацею
    ценою в билеты туда-обратно
    начинай, наконец, меня понимать
    превратно
    истолковывай
    сны на железнодорожный лад
    пока сном и вином затуманен
    змеиный взгляд
    пока мне на груди у тебя
    тепло
    выбирай любое из противоядных слов…



    (инициация)
    …Святое твое невежество
    слепота тщеславная
    на честном слове не держатся
    сползают плавно
    в смехотворное ерничанье
    в раздражающий зуд
    и вот уже зависть черная
    пробует нас на зуб –
    это доброжелатели
    грозят искусом
    им бы пережевать или
    хоть понадкусывать
    ближнего зазевавшегося
    на светофоре –
    красный в самом себе неся
    запрету вторя
    ты бы хоть прозревал себя
    в западне уютной
    ведь на каждом углу трубят
    не спросив, суют нам
    бесконечное сватовство
    озверелой сводни
    и не разобрать, кто свой
    кто чужой сегодня –
    нам бы улицу перейти
    (Рубикон ликует)
    чувствуя по пути
    хватку руки слепую
    так слушай, что говорят
    и будь внимательным –
    это самый простой обряд
    из обязательных…



    …А завтра – это никогда
    ощути свое детство
    на темечко каплющая вода
    как в стену глядеться
    когда замуровывают живьем
    в удушье постели
    и бойко вводят имя твое
    в частушки о теле
    так завтра – все-таки никогда
    во мгле бессонной
    и с этим жаром не совладать
    тебе, Самсону
    как мне, Далиле, далече лечь
    и спящего не тревожить
    не обнажая слепящих плеч
    казаться скромней и строже
    не щелкать ножницами в ночи
    не чуя себя, не чая
    в неумолимейшую из волчиц
    по-римски развоплощаясь…



    «Вновь встречая давно
    Тобою невиданных»
    (П.А.)

    (античный профиль)
    …Не нужно, мальчик
    не смотри им вслед
    у них всегда в достатке сигарет
    им некогда сигать
    с дощатой крыши
    и дым они не выдыхают –
    они им дышат

    не муж, но мальчик
    в поисках жены
    они твоей судьбой обожжены
    ты солнцем это понял
    не смотри на них
    их взоры непристойней
    глаз слепых

    но, нежный мальчик
    собиратель слов
    развешивай под крышей свой улов
    невидимых тобой
    не именуя –
    поныне существуют имена
    не поминаемые всуе…



    …Понапрасну возводили башни
    вместе – тошно
    в одиночке – страшно
    что зажато у тебя в ладошках
    баснословное мое родство?
    тщательно пророщенная самость
    говорилась эхом
    но писалась
    календарной клинописью стен –
    мой грудной чахоточный раствор
    сдавливает судорожным смехом –
    твой вчерашний
    пра-язык истошный –
    то ли воля
    то ли воровство…



    …Но свято место пусто
    пусто
    ни человека, ни чертенка
    и бесполезное искусство
    уже не рвется там
    где тонко
    не прорывается пунктиром
    пульсирующей строчки
    дробной
    и не пророчествует миру
    о жизни вечной
    но загробной
    струной ласкающая фея
    на ложе критика
    Прокруста
    вмиг убаюкала Орфея
    и свято место пусто
    пусто…



    (и вы тоже, милые, и вы – тоже)
    …Вы что же все думаете
    я вам тут
    молодая такая, сильная
    танец семи покрывал исполню?
    взгляните вон на Полину
    лучше
    которая, конечно, мальчик на самом деле
    только не признается
    понимаете
    не признается мне
    что все эти семь васильковых сари
    семь саванов
    ситцевых сарафанов
    сколько их не отмеряй, не режь
    все равно
    никогда
    никого не воскресят…



    …Мне бы юную, знаешь, зачем?
    мне бы теплую, свежую – знаешь? –
    вот и не говори никому
    этих тел бесконечные листопады –
    уже сугробы и каждый из них – священ
    свят-свят-свят и чур меня черной стаей
    посиди-ка со мной в непрогретом моем дому
    помолчи, для чего мне все это надо

    мне бы, знаешь ты, запахом молока
    и меда – послевкусием этим целебным
    не травиться до травянистой дрожи –
    ни сумы ж дорожной, ни посоха
    а ведь гонят в шею, толкают уже в бока
    наставляют на путь бесследный
    вожжи трогают в сумерках осторожно
    двери накрепко запирают, полы вытирают досуха

    мне бы знать ее так же, как знаешь ты
    понимать стократно единственно верное –
    неприкосновенность ее апреля
    краткой оттепели безнадежную наготу –
    я б не множила чахнущей черноты
    в цвет земли и крови сошла бы первою
    с новобрачной, предсмертной, последней ее постели –
    ты молчи, коли знаешь, подхватывай на лету…



    …Мое приглашение к отношениям
    как обособленность чего-то национального
    сложноподчиненное скоромное предложение
    скоморошничающего отражения зеркального
    или если выразить все это одним словом
    тогда твое в нем – место слога ударного
    остальное уже относим в разряд былого
    потому что обычно не преподносят в дар одного –
    свободы выбора, но какая ж тогда это вера
    так – ритуал/карнавал/сиротская ярмарка
    словно воля крысиная за борт бросаться первым
    в боевое знамя расквашенный нос сморкать
    на размен невольно идут только поп-иконы
    вкривь и вкось измеряют в меняющемся лице их
    потому, когда ты мне – золото Наполеона
    я тебе – остров Святой Цирцеи…



    …Глазами как у месяц как зачавшей –
    они плывут во тьме над одеялом
    такой блаженной млечностью сочатся –
    в меня как в зеркало глядишь устало
    ты – девочка моя, мой мятный мальчик
    неужто ты не видишь, неужели
    что мне б тебя любить нежней и жальче
    в комедии твоих предположений
    но переигрывать тебя невыносимо
    и что тебе – в себе, себя лишенном
    ты спрячь ухмылку – хвостик свой крысиный
    сиди с волчицей смирно, лягушонок
    мой Маугли, мой выкормыш, приемыш
    зверино чую, человече знаю
    о вымученности твоей истомы –
    бесплодии распаханного рая
    руками как у сутки как почившей –
    они всерьез так судорожно сжаты
    они парализованы почти что –
    тебя передаю я провожатым
    ступай и не оглядывайся только
    пусть будет шаг твоим дыханьем занят –
    с губами словно яблочные дольки
    с испуганно-влюбленными глазами…


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Контрабанда
    © Олеся Первушина. Милый друг

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

ССЫЛКИ

мини атс Изготовление и производство стеллажей из металла.
Образование за рубежом
30000 стандартов и нормативов на e-gost.org.ua ГОСТы ДСТУ ДБН СНиПы СанПиН
DVD to iPod




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".