Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 02.05.08. ПОЭЗИЯ
  • Tatiana Alteras (Новосибирск). Стихотворения

    Родилась и выросла в Новосибирске, Россия. Стихотворения начала писать в раннем детстве, лет с 4 ли раньше. На данный момент учится в НГТУ. Пишет преимущественно стихи, хотя год назад начала писать маленькие рассказы. Любит классическую музыку и литературу, а также фолк и рок-музыку. Занимается фотографированием.


    Ты - бабочка


    Весенний день не краток и не долог,
    К тому же, все равны перед закатом,
    И каждый пустоте принадлежит.
    Нас видит бог - печальный энтомолог -
    И может, пожалел уже сто крат он,
    Что снова изучает этот вид.

    Заволокло. Просвечивает реже.
    Несмелыми "о боже, дай мне силы!"
    Пространство окончательно засей.
    Ты - бабочка, и это неизбежно:
    В конце концов, мы все чешуекрылы,
    Да и теплолюбивы тоже все.

    В парении бесшумных махаонов,
    В бессмысленных метаньях мотыльковых
    Суть воплощенья - каждому свое.
    Их видит бог, и знает только он их
    По именам... А небо на засовах,
    И вечер где-то около снуёт.

    Вечерний чай вальсирует в стаканах,
    От страха сбилось облачное стадо,
    И солнце обволакивает кляр.
    Так мало, непродуманно и странно:
    От куколки до первых листопадов.
    Ты - бабочка. Последний экземпляр.




    Одиночество кошки и комнатного цветка


    Непочатый блокнот, пропадает привычка ткать
    Вечерами из рифмы. Внутри начинает зреть
    Одиночество кошки и комнатного цветка
    На пустом подоконнике в будущем сентябре.

    Облака наливные, нарезаны из лекал,
    Заоконный эскиз по-лубочному простоват.
    Предвкушенная в августе осень нелепа, как
    Птица феникс, навеки уставшая восставать.

    Всё и сухо, и сладко - стихи, курага, урюк,
    Даже горе - не горе... И видится в полутьме,
    Как его музыкально ажурные кисти рук,
    Уточняют узор, так что даже не стоит сметь,

    Добавлять от себя, да и нити не так чисты,
    Как, бывало, весной, когда бойко идет игла.
    А внутри - седина, а снаружи - боязнь простыть,
    А бега по утрам - потому что привык седлать.

    Желтизна побеждает в масштабах дворовых лип,
    С ней не хочется спорить, а хочется посчитать
    Кардиоидные листья и каждый дождливый всхлип,
    Чтоб владеть листопадом... Но радость уже не та

    От грядущего бабьего лета, и все не то,
    Как кубышка физалиса, станешь пустым на треть,
    Только вспомнится: старая кошка, окно, цветок
    И пустая квартира в предсказанном сентябре.



    Те берега

    Руки устали, и сил на последний замах,
    Ночь залепила глаза, разрыдаться мешает,
    Тиной изглодана лодка, и чьи-то впотьмах
    Души причудились ивами и камышами.

    Тёплую ночь облака безупречно чернят,
    Как безупречная чёрная тёплая кошка.
    Грусть одолела - не вытравишь этот сорняк,
    Только запястьем по вёслам в бессилии бьёшь, как

    Будто бы можно исправить теченье реки.
    Вечные стонут уключины, нету им сноса,
    Ночь полосата, и кажется, сети закинь -
    Вынырнут лунные тигры и лунные осы.

    Да и луна - только спил от вселенской оси,
    Ближние звёзды моргают от запаха стружек.
    Берег ли это уходит, сверчок ли осип,
    Берег уходит, а может быть, ивы всё уже?

    Ночь всё берёт и берёт от воды интеграл
    Видимо, просто не видит её постоянной,
    Ветер сухим камышом от тоски поиграл,
    Вот и ломает уже... И нисколько не странно

    Плыть за рассветом поодаль, чужим и вторым.
    Вот уже нет пустоты, тишина многомерна:
    Мне подпевают уключины и комары,
    И провожают дорожки речных водомерок.

    Господи, как одиночество липнет к ногам,
    Лодка на блюде реки, как ненужный обглодок.
    Даже не верю, а верую в те берега...
    Благослови пустоту неотвязанных лодок!


    Молча рыбачит


    Осень-истерика, всё иссушила дочиста,
    Отлистопадилась, скоро начнёт стихать,
    Люди уходят - от них остаются отчества,
    А от неё не останется ни штриха.

    В самом убогом дожде ли, в малейшем сдвиге ли,
    Ртутной полоски на сторону синевы
    Тысячи тысяч причин пожелать погибели
    Ей, желтоглазой. Сражаюсь. Иду на вы.

    Осень уходит. И горестно ей, и странно ей,
    Перед порогами выгнанная взашей,
    Как приходила - немая, никем не званная,
    Так и осталась - оскоминой на душе.

    Осень вернулась в колючем пальто из ельника,
    Перепрошитая, и не узнать её,
    Молча рыбачит в холодные понедельники,
    Крепче держитесь за землю - уже клюёт.

    Видимо, что-то упущено, и пока мы там
    Старимся и сторонИмся своих Харибд,
    Осень-ребенок играет и учит грамоту,
    Осень рыбачит и кушает сухари.




    А для тепла


    А для тепла произнеси три раза слово "шарф",
    И три полученных шарфа пригреешь на груди,
    Оконное стекло - цветник дикорастущих арф,
    С прискучившим полукрестом из рамы посреди.

    По-бакалейному звенит наш дом. Остекленел,
    И всё брюзжит, что стар, и что погода не ахти,
    Что неспокойно нынче всё и внутренне, и вне...
    А мы возьмем сейчас с тобой и чай закипятим.

    Как всё статично и светло, в такой уютный снег
    Грешно бы было погрузить неголые ступни,
    Не день, а белый шоколад с начинкой-пралине,
    Чай чёрен. Мы с тобой вдвоём, и, ergo, не одни.

    Пролистан будет на словах большой фотоальбом -
    Воспоминаний дорогих ревнивый антиквар.
    И в настроении таком размыто голубом
    Гармония восполнит нам нехватку торжества.

    И вот когда на дом сойдёт не тишь, а тишина,
    Тишинный вечер подойдёт не ближе, чем на пядь,
    Мы станем первыми, никто не будет раньше нас
    Друг друга с прибываньем дня негромко поздравлять.




    Межсезонье


    Переборы и рулады, отопрев мурлычет лира
    Липнет лоск обмякших тропок к торопящейся подошве,
    Многолюдье, безвременье, в перепутья путь затоптан,
    Что-то странное творится с полуобновлённым миром,
    Потонувшим в талой тюли, не порвавшим связи с прошлым,
    Вместо рифм - один монорим за стихом ведёт охоту.

    А за городом горами громоздится и сгорает
    Снег пожухший, снег сопревший, снег абсурдный и ненужный,
    Колесо торопит трассу и постукивает в тон ей,
    Иней на оконной раме притулился, а за рамой,
    Ветер западо-восточный, иногда северо-южный,
    Ох, не вовремя пришло ты, межсезонье, межсезонье...



    В наших местах


    В наших местах холода - синева-синевой.
    Даже снежинки замёрзнув сбиваются в стаи.
    В наших местах одиноко. И сколько ни вой,
    Всё не извыть неизбывное и не оттаить.
    Меркнут границы на пост-самолётной меже.
    Строки слились, этот стих безнадёжно разлажен.
    Если тебя у тебя не осталось уже,
    Просто смотри на пейзаж и сливайся с пейзажем.




    По письму прошлогоднему


    По письму прошлогоднему, взглядом по литерам,
    До последней, нарочно продлённой излучины,
    Потеряться в озябшем растянутом свитере
    Всем обветренным сердцем, бессонием мучимым.

    Раздвоить свои сны, чтоб сбываться раздельно им,
    Окружить себя матовым, тёплым и глиняным...
    Кто просил вечера быть такими метельными?
    Мы разбиты, потеряны, ополовинены.

    С самых крайних краёв всё стремится к центральному -
    Так плетётся коса, так меняются душами.
    Взгляд пресыщен, и иней заменит хрусталь ему...
    Как же трудно в душе отжитое высушивать!

    Нынче бог слишком близко - молитвы неслышимы,
    Да и бог так обижен, что тоже неслышим.
    Видно, прошлыми письмами только и дышим мы,
    Только прошлыми письмами. Только и дышим...




    Кому что снится


    Снятся огромному городу белые-белые чащи,
    Снега - несчётно, и вычурна даже его белизна.
    Кто-то обозы со временем медленно-медленно тащит,
    И не торопится - незачем. Знает - ему ли не знать...

    Тихо. Шаги прошлогодние слышатся где-то под слоем
    Снега, которого уймами - город заснежен с лихвой.
    Город, который не нюхивал запах несрубленной хвои,
    Да и надышится разве он запахом срубленных хвой.

    Так беспокойно качаются ветки под собственным весом,
    Сколько в них крови берёзовой пинт, декалитров и кварт?..
    Падает снег во мне, падает, снится мне даже не лес, а
    Странное что-то, и чудится в странности спрятанный март.

    В воздухе след замороженный совьих ночных перелётов,
    Эхо гуляет и множится, слышится сразу по три.
    Тащит обозы со временем медленно медленно кто-то.
    Тронь - и испортится что-нибудь в мире, в пейзаже, внутри.


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Точка Зрения: современная литература в Интернете
    © Tatiana Alteras. Стихотворения

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

ССЫЛКИ

фанера ФСФ. Условия аренды аквариумов: аренда аквариумов для офисов
Важно: Продвижение продуктового магазина . Специальное предложение!
Расчет системы отопления
Italsan - трубы полипропилен оптом новые комментарии Москва и область




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".