Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 02.05.08. ПОЭЗИЯ
  • Альфина Голубева (Санкт-Петербург). 1 + 1 = 0

    Поэт, художник. Родилась в 1990 году, учится на лингвиста.


    ***

    под забрало забрался
    весь пушистый и серый
    свесив ножки уселся
    под забрало забравшись

    рыцарь падал смеялся
    насмерть миром отксерен
    рыцарь в мире навечно
    в списках без вести павших

    ведь у них были танки
    а у нас больно били
    а при нас Дюрандали
    а у них были пули

    рыцарь падал смеялся
    серожёлтый от пыли
    и немного багряный
    и немно уснулый

    надувались экраны
    ошалело глазели
    и шептали эфиром
    как смешно и нелепо

    под забрало забрался
    весь пушистый и серый
    до земли прораставший
    остывающий пепел




    хламидомонада

    привет, человек. я - хламидомонада,
    я обитаю в терпких морях Монако.
    в ломких кромках водорослей, однако,
    я никогда не бывала - и, видно, не надо.
    мир мой мокрый, хмурый, серый и мелкий;
    впрочем, в округе бродят крамольные слухи,
    что где-то там наверху прозрачно и сухо.

    мне небо сыплет на голову побелку.

    мне небо белое, небо не голубое -
    а, говорят, в далёких витках нирваны,
    живут моря без небес под названьем "ванны",
    живут моря без границ и с живым прибоем...
    я знаю: серый мир никому не нужен,
    мой милый мир с осыпавшейся побелкой.

    вчера узнала, почему мне так мелко:
    оказывается, я обитаю в луже.



    письмо

    знаешь конечно же знаешь что мне не хватает весьма немногого
    вкусного заварного чая с запахом бергамота
    вдруг среди ночи беседы о том как Белый писал про Гоголя
    или попытки прочесть неотправленное письмо. ты

    мне говорил что не любишь писать по бумаге что так утомительно
    лучше бы просто билеты лучше бы просто вместе
    знаю конечно же знаю но зато со всеми стала людьми теперь
    слишком весёлая снова кажется даже песню

    впору уже писать о больших сверкающих птицах тропических
    таких на меня похожих теперь - похожих
    я электрическая я рассыпаю вокруг себя электричество
    и оттого мне заряженной так легко жить

    правда легко как петарде зажжённой отпущенной небом пойманной
    и на которую смотрят пялятся тычут пальцем
    а через пару минут расходятся снова по тёплым комнатам
    и вспоминают тепло бенгальским или шампанским

    это не так уж плохо по меркам нашего смутного времени
    и явно стоит того ощущения себя почти птицей
    и отсутствия пафосной фобии о том что время мною беременно
    знаю галактика к этому извечно стремится

    где-то на этом закончу тут стало слишком темно да и
    оных отповеданий я писала уже немало
    в общем во всей картине мне не хватает весьма немногого
    чёрных твоих иероглифов поверх красного одеяла


    расписка

    да ты не расчёсывай, где болит,
    это всё печально только на вид,
    а внутри давно уже шелуха,
    а внутри только серь да трамвайный хам
    семки лускает, пялится в окна глаз
    из грязного, выжженного стекла.

    да кончай наяривать на больном,
    это всё достало давным-давно,
    зал ушёл в антракте, забыв поп-корн,
    ты ему теперь не подножный корм;
    а остался только трамвайный хам.

    утро серым мажется по щекам,
    истрёпанно-выцветшее на вид.
    отстань, не трогай.
    везде болит.



    ***

    ...и вдруг понимаю, что всю жизнь
    впустую ломала карандаши -
    а теперь нарисовала того самого
    хрустально выстеленного сусальностью,
    того, за которым - границу перелететь и
    побумажнеть, вышвырнуть одно измерение
    из своего толстого, тяжёлого тела,
    и по плоскости - вскользь - парить-реять бы...

    эта дрожь в пальцах, как будто рядом - любовник,
    в ломком грифеле отзывается болью.

    рисунок живой - я чувствую, из листа чуть слышно дрожит...
    я люблю его, люблю, правда...
    как мне теперь жить?



    А. Б.

    милые люди -
    весёлые, карусельные,
    ветер на вас
    ситом звёзды высеивает,
    и вы - кружитесь, кружитесь,
    сизые, серые
    с зонтами наперевес.

    а небо, милое небо -
    такое красивое! -
    трепещет, пробитое
    Адмиралтейским осиновым;
    и вы всё кружитесь, кружитесь -
    серые, сизые -
    и не смотрите вверх.

    а наверху фламинго розовокрылый
    рубиновыми оперениями укрыл вас.

    и весь ваш мир -
    клёкот небесный, фламинговый,
    а вы - такие маленькие,
    одномиговые,
    не чуете, что - чьё-то одно
    подмигивание -
    вам отбрызжется в стон.

    в круглых лужах
    - круглых зонтов отражения;
    песок в часах вселенских -
    в вечном движении,
    и вот - движение, и уже - неужели мы
    отраженья зонтов?

    а наверху фламинго розовокрылый
    рубиновыми оперениями укрыл вас.



    LCL

    сначала не было ничего:
    ни человека, ни вещности, ни лёгкости бытия -
    мир напоминал клок грязной ваты.

    потом из ничего выскочил золотой кузнечик,
    крылышком поднял ветерок и обнажил нечто,

    это всё потому, что он крылатый.

    в этом "нечто" были ЖЖ, Монтекки, Капулетти, ты и я;
    в шахматы играли Дали и Гойя;
    ещё не живой и тем более ещё не мёртвый Элвис
    разучивал три блатных под руководством Джимми Х.;
    Эйнштейн перед зеркалом тренировался показывать язык.

    а потом кого-то куда-то цапнула блоха
    и мир развалился на ижицы и азы.

    "зырь!" - гаркнул Элвис, -
    "я теперь умею ходить!"

    каждый, кто сам решится пойти, навеки один,
    но всё же все мы ещё имели последний шанс,
    сейчас - замереть первородным "вместе",
    в недооформившемся пра-тесте
    любить друг друга такими, какие мы есть, но...

    потом кто-то сделал первый шаг.

    первый шаг освободил первый сантиметр
    так называемого "свободного пространства" -
    странные!
    все тут же бросились в него и ощутили на себе мир
    метрических мер,
    где каждый может столкнуться с другим.
    после - тривиальная химия:
    выталкивали друг друга из нашего ставшего почему-то тесным кокона,
    из окон выкидывали, выпихивали дверьми.
    быть не одним, а одними - ну, как оно?

    с нашими лапами, головами,
    зубами, когтями, изорванным знаменем,
    вечными баррикадами,
    мыслями-барракудами,
    верами, мерами, ценами, менами,
    душами, слушай-ка, верь мне - мы стали зверьми.

    это не плохо, это - биологический факт,
    Элвис родился, умер и мне ни капли не жаль -
    точно так же родилесь-умерла птица дрофа...

    хуже другое: сегодня решаем ножами,
    завтра нажимом курка, послезавтра...
    послезавтра наступит - здравствуй - ядерный рай.

    кузнечик золотокрылый, больше - не прилетай.



    1 + 1 = 0

    выплёскивая выплакивая
    рифмованные соцветия
    ромашками кашкой маками
    вслепую плывём как дети мы

    по рекам своей же памяти
    ресницами словно вёслами
    пусть пусто и больно падать нам
    на колкие веси звёздные

    пусть страшно и даже хочется
    повыть на луну на бога там
    зарыться от одиночества
    в подушку упрямым хоботом

    к нам грусть бредёт серой павою
    на этих дальних излучинах
    где дети паводка плавают
    друг с другом быть не обучены



    незабудь

    не забудь меня, когда я отцвету,
    растворюсь корнями в вязком мареве,
    улечу наверх смешным комариком...
    не забудь. я скоро отцвету.

    не забудь меня, когда я растворюсь,
    расползусь по небу сладкой ватою
    и вернусь - беспечною, крылатою;
    не забудь - я скоро растворюсь.

    не забудь меня, когда я прилечу,
    в изголовье сяду с песней за руку
    и лазоревым привижусь заревом.
    жди меня, я скоро прилечу!

    не забудь меня, когда тебе приснюсь
    бесконечным радужным орнаментом,
    а наутро - в серость вмёрзну намертво
    и с тех пор ни разу не приснюсь.

    незабудь меня, когда я не вернусь,
    акварелью исступлённо-синею,
    и тогда я - свежая, красивая -
    со спокойным сердцем не вернусь.


    РАДИОУЛИТКА

    улитки ползают по склонам Фудзиямы
    и кажут миру невесёлые рога.
    у них ни бога нет, ни папы нет, ни мамы,
    а только сакуры солёная пурга.

    улитки думают о тонкостях буддизма,
    не любят суши и не слушают джей-рок;
    когда однажды, изничтожив катаклизмы,
    себе построим супермодный Парадиз мы —
    увидим: он — улиточье нутро.

    как, впрочем, и токийское метро.


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Контрабанда
    © Альфина Голубева. 1 + 1 = 0

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

ССЫЛКИ

срочно медицинская помощь в москве
Заказать и купить кронштейны из лепнины в Москве.
Заказать столярные верстаки и стеллажи.
услуги в новопеределкино компьютерная помощь экстренная компьютерная помощь




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".