Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 26.04.07. ПОЭЗИЯ
  • Сергей Ивкин (Екатеринбург). Воробьиные боги

    Родился 17 мая 1979 года в Свердловске (ныне Екатеринбурге), там и проживает. Стихи пишет с 1994 года, с 15 лет. Рисует с 1983 года, с 4 лет. Публикации: Стихи Районная газета г. Екатеринбурга «Седьмая Пятница» (февраль 1995) Журнал «Юность» (№3, 1997г.) Журнал «Урал» (№1, №11, 2003г.; №6, 2003г.; №9, 2005г.) Журнал «Уральский следопыт» (№10, 2002г.; №5, 2003г.; №8, 2004г.) Екатеринбургский литературный альманах «Крушение барьеров» (1998г., 2001г., 2002г.) Региональная вкладка газеты «Труд» (март 2003г.) Екатеринбургский альманах для семейного чтения «Воскресенье» (2003г.) Екатеринбургский музыкально-поэтический альманахе «Свезар» (1997 – 1998гг., 2000 – 2003гг.) Ростовский поэтический альманах (2006г.) Эссе и проза Екатеринбургский полиграфический проект «Формуляр» (2002 – 2005гг.) Коллективные сборники стихов в серии «Библиотека Свезара»: «Дни. Творения» (2002г.). (7 авторов) «Эндшпиль» (2004г.). (16 авторов) «Мегаполис провинциальный» (2005г.). (25 авторов) Собственных книг не выходило Конкурсы и фестивали: 1997г. – приз зрительских симпатий екатеринбургского музыкально-поэтического фестиваля «Свезар» (номинация «Поэзия») 1997г. – номинант екатеринбургского фестиваля «Дебют» (номинация «Публицистика») 1998г. – II место екатеринбургского музыкально-поэтического фестиваля «Свезар» (номинация «Поэзия») 2002г. – III место всероссийского студенческого фестиваля «Весна-УПИ» (номинация «Юмор») 2002г. – финалист екатеринбургского поэтического конкурса «Естественный отбор» 2003г. – лауреат регионального фестиваля «Пилигрим» (г. Пермь, номинация «Поэзия: старшая группа») 2004г. – II место в конкурсе екатеринбургского альманаха «Воскресенье» 2004г. – II место в поэтическом конкурсе фестиваля «Маленький принц» памяти Антуана де Сент-Экзюпери (г. Екатеринбург) 2005г. – гран-при «За поэтическую энергию» всероссийского студенческого фестиваля «Весна-УПИ» (номинация «Стихи») 2006г. – II место на внутривузовском фестивале авторской песни и поэзии в УрГПУ 2006г. – лауреат IV фестиваля актуальной поэзии Урала и Сибири (г. Кыштым)


    ВОРОБЬИНЫЕ БОГИ

    Челябинск. Лето. Ни жара, ни дождь.
    Желтеющие листья в переулках.
    На кожу тополя ладонь кладёшь
    и сердце различает голос гулкий
    древесной сердцевины. Ты уйдёшь,
    а дерево, приученное к ритму,
    в узор коры твою впитает дрожь
    и листьев новых выпустит. – Молитвой.

    На четверых – бутылка коньяка.
    Мы отыскали одинокий столик
    в тени ветвей – возможность уникаль-
    ная поговорить за столько
    календарей исчёрканных, пока
    целуются стаканчики краями,
    а город нас качает на руках
    и тропы осыпает воробьями.

    Себя насколько помню, воробьи
    на всякое распитие слетались:
    нас нищее стяжательство роднит.
    Вся стая как большой глазной хрусталик
    за пиршеством внимательно следит
    и, если мы пошлём кусочек сыра,
    то, значит, будет свара и среди
    дерущихся найдётся тот, кто стырит

    кусочек этот. Клювом щёлк вослед
    опешившая стая – шанс упущен!
    Укравший сыр возлюблен, свят и лет
    ему прибавит небо сыр имущих.
    И брюк моих протёршийся вельвет,
    и треснувшие жёлтые ботинки –
    для птичьих глаз всё излучает свет
    и составляет общую картинку.

    Поскольку в миг, когда мы вчетвером
    над рынком воробьиным пьём нектар и
    амброзию вкушаем за столом
    у здания наук гуманитарных,

    за дружный гогот принимая гром,
    воробушек общается с богами,
    и воздух, уплотняясь под крылом,
    расходится широкими кругами.

    август – ноябрь 2006



    ***

    Его мундиры в позументе,
    а шея под брабантским кружевом.
    Юрий Крылов

    Небесный мальчик. Двадцать с кепкой года.
    Не в смысле «голубой», – скорей, лазурный,
    всё Лазаря поющий, близкий к Смерти,
    скорее, близкий в смысле отношений:
    он спит с ней и гуляет, и смеётся
    её открытой искренней улыбкой –
    все тридцать два пространству открывает.

    Небесный мальчик. Он теряет время –
    от армии отмазан, а от жизни
    и сам не знает, что ему потребно:
    его не пожирает зуд поллюций,
    ни власть, ни слава, ни веленье свыше.
    Он просто на проспект сегодня вышел.
    Он не желает даже просто выжить.

    Простейший способ – с кем-нибудь напиться:
    появится желание подраться,
    появится желание влюбиться,
    получится на что-нибудь нарваться,
    получится скопытиться. Получка
    изрядная получится. Ты смерти
    желал, небесный мальчик? Выпал случай, –
    скорее, шанс. Опять не получилось.

    Мог утонуть в День города. Прилюдно.
    Красна ли смерть? – скорей, солоновата.
    Ты оступился под набат салюта.
    Все вверх смотрели – все невиноваты.
    Не колокол – звонили телефоны,
    глухие колокольчики в карманах.
    Не захлебнулся. Ты оттуда смылся.

    Помпезный мальчик. Мокрый. Протрезвевший.
    Ты разбудил в себе такого зверя,
    что даже псы оглядывались молча.
    Обидно оставлять не то, что будет,
    а то, что накопилось по сусекам:
    немного текста и немного секса.
    Пришлось остаться – некому оставить.

    май 2005



    ИСХОД

    Что представлял собой искони? Я,
    на ноги вставший чуть позже, искоренял
    два костыля, называемых пафос и эрос.
    Не побежал – полетел метров пять над землёй,
    а надо мной колесница с пророком Ильёй,
    а подо мной территория ЭСЭСЭСЭРА.

    Мама сказала. Я ползал на брюхе змеёй.
    Встал на колени. Я слушался слова её.
    Встал на четыре. Учился вставать на дыбы, где
    все – иноходцы, и все – инородцы. Как все
    лезу в бутылку и белочкой в колесе
    бегаю, воду вожу
    под присмотром чертей и обиды.

    Мама. Спасибо. Я сам. Я пойду. Я пошёл.
    Мама. Я помню. Я помню всё. Всё хорошо.
    Мама, спасибо. Иду. Замечательно, прямо.
    Мама. Я сам по себе. Я ушёл.
    Прямо на небо. Как ты обещала мне, мама.

    1 февраля 2007



    ПИТЕРСКОЕ

    Промозглый Питер лёгким и простым
    Ему в ту пору показался
    Константин Вагинов

    На небе вместо облачной марли
    Огромный плакат Боба Марли
    Это я просыпаюсь на кухне
    Смотрю на плакат
    Он отражается в стёклах оконных
    Я рад

    А ночами когда высовываюсь в окно
    Берёзы – электропроводка метро
    Я вижу тоннель: ТУ-ТУ
    Я не боюсь высоту

    Возвращаемся вечером пока не
    Развели мосты
    А то разведут нас
    А на кухне газ
    Там тепло
    А мне пло

    Днём я среди искусствове
    Я не сижу на траве
    Просто я так ду
    Я вместе с ними иду
    Вдоль по Кронверкской
    Мне нра
    Ура!

    2 февраля 2007



    КОЛЫБЕЛЬНАЯ

    1.
    Спи, малышка. Видеть сны – жить внутри графита.
    Двадцать восемь фаз луны дышат алфавитом.
    Вслед за ядерной зимой птичкой-оригами
    за тобою и за мной прилетит Гагарин.
    Он посадит ЭНЭЛО свой на Байконуре.
    Говорили: нет его. Вон, на небе курит.
    Бесполезны небеса для молчащих раций.
    Спи, малышка, дальше сам буду выбираться.


    2.
    А на родине весна, а на родине полно женихов.
    А на родине жара, а народу не хватает на спирт.
    А на родине листва опадает и на сердце легко.
    А на родине снега… Не печалься, моё солнышко. Спи.
    28 марта 2005 – 14 марта 2007


    ТЕНСОНА

    – Никто не ищет истины. Глаза
    любого существа глядят из тела,
    которое среда облобызать
    до содроганья мерзкого успела.
    И чтоб от поцелуя защитить
    подёрнутую ржавчиною щёку,
    мы выпираем острия щетин
    и терпеливо закрываем око.

    — Смешная, всё же, рыба — человек:
    выпрыгивает из прибрежной пены
    и бьётся на коричневой траве,
    от боли загибаясь постепенно.
    Случается, заметишь на бегу:
    и эта рыба может быть счастливой,
    когда она лежит на берегу
    в невольном ожидании прилива.

    февраль 2004


    ВОЗВРАЩЕНИЕ

    Пока меня не отдали под Суд
    за время, разбазаренное на ме-
    лочёвку, я приеду в дом к отцу,
    увидеть неутраченное нами,
    наговориться, души отворить.
    Засуетится мать на нищей кухне
    и будет что-то вкусное варить,
    и до утра светильник не потухнет.

    Постелют в главной комнате кровать,
    воды согреют – ноги вымыть, станут
    журнальный столик спешно собирать,
    лить с горкою, не видя грань стакана.
    Не будет ни расспросов, ни мольбы –
    поем и упаду в подушку навзничь.
    И буду думать: «чтобы так любить,
    здесь все живут, как в ожидании казни».

    Я буду слушать шум на кухне и
    как в коридоре обувь чистят влажной
    рубашкой бывшей. Термином «свои»
    не объяснить: зачем с утра так важно
    гостинцев разных напихать в рюкзак
    для будущей невестки и, прощаясь,
    в глаза и в лоб меня облобызать
    с извечно-русской просьбой: «Приезжай, а?»

    Отец стоит, и руку жмёт, и вновь
    на свой диван продавленный садится.

    И яркий свет, избыточный, дневной,
    в иконы превращает наши лица.

    апрель 2006 – февраль 2007


    СВОБОДА

    В тихом доме моём обитает цветок-каланхоэ –
    многодетный кумир подоконников старых квартир.
    Иногда его холит скупой садовод-меланхолик
    из немецкой бутылки с наклейкою «Цэртлишез Тиир»*.
    Пропадут семена, недокормят, не выставят воду,
    новый веник в совок заметёт резидентскую сеть.
    Я смотрю на него, постигая чужую свободу
    беззаботно над самою бездной висеть.

    Утыкаясь листом, как рукою, в стекло, отморозив
    часть семян, недозревших в последний и первый полёт,
    в подростковой надежде расширить пространство – серьёзен,
    то есть пафосно жалок, – цветок-каланхоэ живёт.
    И летят резиденты, солдаты, жлобьё, эмигранты
    на ширинки гостей, в декольте раскрасневшихся дам,
    чтобы выйти в эфир: на фуршетном своём эсперанто
    проповедовать, как умирается там.

    Я учусь не просить о возмездии страшном: грешат им
    слишком многие здесь, – я налью себе рюмку перцо-
    вки. Я выпью за Соединённые Штаты,
    за фаст-фуд, Голливуд, Диснейлэнд и авиацион-
    ные силы над непо- как всегда -литкорректной Отчизной.
    Я учусь принимать равнодушно хвалу и хулу,
    никого не винить за погрешности собственной жизни,
    увядая рассадой на жёлтом полу.

    Собираю в ладонь эту россыпь коричневых точек,
    не нашедших ответ на поставленный стеблем запрос.
    Я храню этот дом, потому каланхоев листочек
    ни один не пророс.

    май – ноябрь 2006

    ___________________________________________________________
    «Цэртлишез Тиир». Марка белого вина. Название переводится с немецкого, как «Мой ласковый и нежный зверь».


    КРАСНОЕ ПОЛЕ

    …в конце охоты
    на фоне…
    Андрей Санников

    пересекаешь двор и слева солнце бьётся
    наклонный снег тяжёлый и сырой
    ты смотришь в небо раздаётся моцарт
    (излишне быстро из 40-й)

    стой у тебя ружьё с кремнёвым механизмом
    горит на шапке синее перо
    зверь смотрит на тебя и это стоит жизни
    а если не стрелять то платят серебро

    (выхватывай фрагмент) собаки скалят
    и поводок дерут втыкаясь в плотный наст
    базлание рожка реальность городская
    картинка за стеклом ошибка (целина)

    непрожитый мираж зачем оно когда ты
    целуешь пса в оскал и в небе во всю ширь
    проносятся свистя финальные закаты
    мерзавец Амадей стреляй дыши дыши

    январь 2007


    ***

    да я выжил вот в этой культуре
    журавлиной почти что на треть
    перепало на собственной шкуре
    в невозможное небо смотреть
    (это тёмное небо отвесно)

    ты приходишь в себя от тычка
    в электричке становится тесно
    тчк тчк тчк

    март 2003 – январь 2007


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Дом Ильи
    © Сергей Ивкин. Воробьиные боги

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Книгоиздание
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

Происшествие
Каникулы
Каренина

Наш выпуск
Студия WEB-техника
Цветной бульвар

ССЫЛКИ

Ссылки





 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".