Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 26.04.07. ПОЭЗИЯ
  • Антон Веселовский (Тамбов). Вечерние костры

    Дата рождения: 15 декабря 1984. Место рождения: Москва. Место жительства: Тамбов. Место учебы: Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина, факультет журналистики, 4 курс. Стихи пишу с детства (лет с 11-ти). В последние годы – все реже: с учебой в университете творчество соединять тяжело. Своих книг пока не имею, участвовал только в коллективных сборниках тамбовских авторов и публиковался в местной периодике. Также были публикации в журналах «Литературная учеба» (2002) и «Московский вестник» (2006).


    ВЕЧЕРНИЕ КОСТРЫ

    Георгины лежат вверх корнями,
    А две кучи листвы у берёз
    Прижимают лопаты с граблями,
    Чтобы ветер листки не разнёс.

    Черенки их сложились крестами
    Инквизиторскими – на костёр!
    И закат, как судья, над листами
    Пурпур мантии распростёр.

    Это лето на листьях кленовых
    Записало своё бытиё,
    Лету дали свободу слова,
    А теперь сжигают её.

    Каждый раз – дым и кучка пепла
    В поседевшей наутро траве.
    А синица опять запела
    О вечернем аутодафе.

    Каждый день мы сгребаем их грудами –
    Листья, ветки и травы разные,
    Каждый день мы сжигаем их грубо
    И не видим признаков казни.

    Пёс мой, Клинтон, мосол свой ест,
    Хочет в листья запрятать его,
    Слишком рано поставлен крест
    На лете две тысячи пятого.


    ГАЛАТЕЯ

    Снится мне, я работаю в храме.
    И на фреске сырой предо мной
    Из цветочно-орнаментной рамы
    Проявляется лик неземной.

    Как в кювете на фотобумаге
    Всё ясней и тревожнее взгляд –
    Мои кисти короткими взмахами
    Образ Матери Божьей творят.

    Я рисую, но будто не здесь я,
    Это чудо родится само:
    Символ нежности, женщина-песня
    Смотрит так, что у горла комок.

    Боже правый! Она шевельнулась
    И меня осенила крестом...
    Но раздался будильника стон,
    За стеною соседи проснулись,
    И над снегом алеет восток...

    Жить в мечтаньях – пустая затея.
    Тру виски до головокруженья...
    Присно Дева, моя Галатея,
    Ты живёшь только в воображеньи.


    НА КОРТОЧКАХ

    Опять стоите полукругом
    И курите в сырую тьму.
    Зачем вы ходите друг к другу.
    Чтобы торчать так? Не пойму…

    Зачем смеётесь вы надсадно,
    Прохожим шутки отпуская,
    Зачем вы ходите нескладно,
    Расхлябано? Не понимаю…

    Сейчас по телеку «Коломбо»,
    На книжках – марсианок рожи,
    Но фильмы вам уже обломны
    И книги вам обломны тоже.

    Всё по фигу. Но взгляды ваши
    Нет-нет, косят туда, где странно
    Сидят на корточках папаши
    И делят водку по стаканам.

    Они когда-то мир увидели,
    Как вы, бесцветным, в клубах пыли,
    Потом тюрьма и вытрезвители
    Их к этой позе приучили.

    Но подойдет и ваша очередь,
    И через месяц, день иль час
    Вы тоже сядете на корточки
    И разольете в первый раз.

    Закон есть в человечьей стае,
    Неотвратимый, словно смерть:
    Кто свысока на жизнь взирает,
    Тот будет с корточек смотреть.


    НА МОСТУ

    Что происходит во мне?
    Домой возвращаться не хочется.
    В шкуре ночных огней
    Город, как зверь, ворочается.

    Стою на горбу моста –
    Бетонного дромадера.
    Я просто немного устал,
    Но ждет меня дома дело:

    Крутить телефон понапрасну
    И слушать, как в трубке поёт
    Гудок учащённый, бесстрастный –
    Там занято… сердце твоё.


    МЕЖДУ...

    Старые особняки-усадьбы,
    С ясеня последний лист опал,
    На одном углу играли свадьбу,
    На другом – за гробом шла толпа.

    Девушка, фатой живот скрывая,
    И скрывая непонятный страх,
    На старушку издали взирает –
    Обе с розами и в кружевах.

    День как день. И морось перестала,
    Лёгкий ветерок листами вертит...
    И живу посереди квартала
    Я между рождением и смертью.

    И куда от этого мне деться?
    Загустело время чёрной патокой...
    Я завис меж взрослостью и детством
    И боюсь, что это слишком надолго.

    Рожа в зеркале – сейчас бы так и вмазал ей!
    Чёлкою излом бровей закрою.
    Меж Европой я живу и Азией
    И географически, и кровью.

    Спор ведёт Америка с талибами,
    Политологи от страха ноют,
    И с прогнозом страшным: либо-либо
    Мы живём меж миром и войною.

    Где-то Вознесенский свечи лепит,
    Жириновский проигравший пьёт,
    Мы живём меж двух тысячелетий
    И висим меж них который год.

    Меж богатых мы живём и нищих,
    Между отморозков и святых,
    Средь учеников Христа и Ницше –
    Поровну и тех здесь и других.

    Мир застыл в нестойком равновесьи.
    В опасеньях и надежде мы,
    Но поём и сочиняем песни –
    Видно, для того и рождены.

    И какие чаши нам достанутся,
    Те, что вниз, иль те, что сразу вверх?
    Вспомнятся катрены Нострадамуса,
    И покроет землю первый снег...

    Но пока что на душе безветрие,
    Сыплет сад убранство бабьелетнее,
    И надолго розы мне запомнятся
    У невесты юной и покойницы.


    ОСКАЛ ОЧЕЙ
    (АСПИДЫ КАПИТОЛИЙСКИХ ХОЛМОВ)

    Струи
    Киселя заката.
    Сбруи,
    Кони, гривы, латы,
    Раскидали вдоль
    неба краплачного.
    Гунны.
    Засмолили костровища смачные
    В ночи безлунные.
    Терра спит.
    Но будит Рим рассвет
    Рассвет распят, отпет.
    И снова звон кромешный.
    Аспид –
    «Варвар, змей нездешний» –
    В переливах бряцанья мечей
    Крик не слышен…
    Бой, металл, оскал очей!
    Наказанье свыше…
    Романы
    Канули в Лету времён,
    Пьяные
    Цезари –
    искупленье племён –
    Убиты.
    Кони со всадниками слиты –
    Аспиды-кентавры…
    Истории кадры.


    ВЕРНИСАЖ

    Богема пила, в миски вилки совала,
    Фуршет по-тамбовски – грибки и капуста
    А ты в уголке мандарином играла
    С лицом Несмеяны иль девицы грусти.

    Хотел подойти, но стеснялся вначале
    И не в унисон с остальными гостями
    Хлебал минералку. Мы оба молчали,
    Но спорила мэтров толпа между нами.

    Они говорили о роли искусства,
    В полотнах великих искали изъяны.
    И бились во мне всё сумбурнее чувства,
    И было печальным лицо Несмеяны.

    На наши вопросы не дали ответа,
    От реплик от их мы смущались как дети.
    Мы были детьми уходящего века,
    Но юностью нового тысячелетья.


    СКЕЛЕТ

    Освещённая розовым светом
    На заре уходящего дня
    Вот опять ты сидишь за мольбертом,
    И опять далеко от меня.

    И уже представляю я зримо,
    Как бы в красках твой сделал портрет
    Но заданием неотвратимым
    Перед нами маячит скелет.

    Размечаю я кости и ною,
    И никак не могу я понять:
    Раз сейчас так прекрасно живое,
    Почему надо смерть рисовать?


    ВЕЧЕР

    Гаснет золото в стёклах домов –
    Нынче солнце за тучу садится,
    И звенит колокольчик синицы,
    Как предвестник ночных холодов.

    Небо быстро темнеет, и стаи,
    Что спешат на ночные квартиры,
    Почему-то бесшумными стали,
    Словно триллерные вампиры.

    Гороскопы сказали: сегодня
    Мне откроется новое знанье,
    И пойму, наконец, как устроено
    Это странное мирозданье.

    Но ни горе, ни светлая тайна
    Мне пока открываться не хочет.
    Тонет город мой, словно «Титаник»,
    Погружаясь в пучину ночи.


    ПОЧТИ СОНЕТ

    Бессмысленно завидовать врагам.
    Пусть будут у них тачки и квартиры
    И золотом отделаны сортиры,
    Но мелким они молятся богам –
    Бессмысленно завидовать врагам.

    Бессмысленно завидовать друзьям –
    В успехах их есть и твоя заслуга,
    Нам трудно спорить с миром друг без друга,
    Не плача, не язвя и не дерзя –
    Бессмысленно завидовать друзьям.

    Бессмысленно завидовать другим
    И быть рабом несбыточных желаний,
    Ведь всё равно ты поздно или рано
    Уйдёшь из мира, как пришёл. Нагим.
    Бессмысленно завидовать другим.

    Но зависть острая меня берёт,
    Когда я вижу ласточек полёт.


    НАРАСПАШКУ

    Не идут поэтам пиджаки,
    Брюки и крахмальные рубашки
    Мысли их стесняют и шаги,
    И живём с душою нараспашку
    Мы, поэты, моде вопреки,
    Не идут поэтам пиджаки.

    Не идут мундиры нам и латы,
    Видно, мы устроены иначе –
    В пушкинско-тропининском халате,
    В боевой мишелевской кумачке
    Чаще нам сопутствует удача.

    Кто в потёртых джинсах, кто в ветровке,
    В свитере, растянутом от стирок,
    И, конечно, старые кроссовки –
    Обязательное добавленье в стиле.

    Мы, поэты, – вольные натуры,
    Нам не страшен неказистый вид,
    Облачась в шедевр мануфактурный,
    Скучный, лысый мэтр литературный
    С завистью вослед нам поглядит.


    ПЕРВЫЙ ТРОЛЛЕЙБУС

    Нынче спать мне почти не пришлось,
    А уже темнота стала синей,
    И троллейбус первый, как лось,
    Обдирает рогами иней.

    Возмущаясь, трещат провода,
    На троллейбус плюются искрами.
    Не тебя я вчера провожал,
    Провожал свою веру в искренность.

    Но я всё ж благодарен судьбе,
    Что внутри теперь пусто и строго.
    ...А троллейбус ползёт к тебе,
    Осыпая светом дорогу.


    ВОПРОСЫ

    Утро. Сад умывается росами,
    Даже крыши опять чисты,
    И похожи на знаки вопросные
    Новорожденные листы.
    Что их ждёт?

    Будет осень промозглой и лысой,
    И последний листок полетит,
    Пожелтевший от жёлчных мыслей,
    Или красный от летних обид.

    Всех нас ждут перемены разительные,
    И не хочется думать о них,
    Но сутулится так вопросительно
    Большинство одногодков моих.
    Что нас ждёт?

    Кто-то станет дубами, кто клёнами,
    Кто согнётся ветлой у пруда,
    Быть бы только подольше зелёными –
    Пожелтеть мы успеем всегда.


    ЛЕТНЯЯ СЕССИЯ

    Вырываюсь на солнце из тени я,
    Так что каждая жилка кричит,
    Я веду себя, как растение –
    С хлюпом всасываю лучи.

    Но недолгое с ними свидание –
    Ты, светило, меня извини,
    Я вбегаю в бетонное здание,
    Где звонок сейчас прозвенит.

    Ежедневно такая история –
    Я дремлю над конспектом запущенным,
    Здесь, в прокисшей аудитории,
    Солнце только в портрете у Пушкина.

    А за окнами ласточек реянье,
    И отчаянно пахнут сады…
    Помню, как упивался сиренью я,
    Когда в школу еще не ходил.

    А потом что ни год, то контрольные,
    И от них не сбежать никуда.
    Как я ждал, что закончатся школьные
    Бесконечные эти года!

    Но чем дальше – тоска беспросветнее:
    Без сирени который я год,
    Необъятная сессия летняя
    Катастрофой вселенской грядет.

    Розовеет полоска востока,
    Над конспектами скоро засну…
    Кто придумал такую жестокость –
    Отнимать у поэта весну?


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Дом Ильи
    © Антон Веселовский. Вечерние костры

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Книгоиздание
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

Происшествие
Каникулы
Каренина

Наш выпуск
Студия WEB-техника
Цветной бульвар

ССЫЛКИ

Ссылки

Часы tissot купить. Купить часы швейцарские.




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".