Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 25.04.07. ПОЭЗИЯ
  • Ольга Старикова (PhoenixAlone) (Санкт-Петербург). Подростковый бунт

    20 лет, родилась в г.Мурманске, но уже 4 года как живёт в Санкт-Петербурге


    Крыши


    Почему бы прямо сейчас
    Не пойти погулять по крышам?.
    Чтоб послушать - в который раз! -
    Как мучительно город дышит,

    И как бьется в асфальт луна,
    По прохожим паля прицельно..
    Я люблю здесь бродить одна:
    Так осмысленно и бесцельно.

    Слушать, как под дождем гремят
    Кровли крыш о своей печали:
    Ведь могли самолетом стать!
    Но иную судьбу избрали...

    Здесь гуляет со мной впотьмах
    Гул ушедших людских волнений:
    Чей-то жалобно-жалкий страх,
    Чьи-то крики и чьи-то тени.

    На знакомый спущусь карниз,
    Незаметно присяду с краю...
    И швырну, усмехнувшись, вниз
    Мне не надобный ключ от рая.



    Подростковый бунт


    Сигарету - на пол,
    и прочь - дурея.
    Хлопнув дверью так,
    чтобы стекла - в крошево.
    Кто б меня сейчас напоил портвейном?..
    Иль хотя бы слово сказал хорошее...

    По стенАм подъезда
    кричать каракули,
    Покуда баллончик
    в руках не осипнет,
    А после - грязно ругаться матами...
    Или просто - осесть и тихонько всхлипнуть.

    Свои дни убивать,
    беспробудно пьянствуя,
    Под гитару скандируя
    не-стихи-не-прозу -
    И читать под подушкой о дальних странствиях,
    О большой любви и полетах к звездам.

    И однажды, в порыве
    безумной горечи
    Себе вены вскрыть
    перочинным ножиком,
    Чтоб хоть раз обратили внимание родичи
    И ребята те, с волосами "ежиком".

    Сигарету на пол...
    Три шага к выходу...
    Только мысль одна в подсознаньи вертится...

    Телефон в руке, и - на легком выдохе:
    "Это я. Привет... Не желаешь встретиться?.."



    Рожденный Дважды


    Он действовал на сцене невпопад,
    Он нес свое, не слушая подсказки,
    И каждый из актеров был бы рад
    Ему поправить съехавшую маску.

    Личина спала... Самая пора
    Похохотать в глаза отребью сцены!.
    Но ахнул зал: вместо лица - дыра
    Зияла тьмой, ровесницей Вселенной.

    Все звуки стихли. Сцена замерла.
    Тьма - в зал смотрела с грустным любопытством,
    Покуда, наконец, не изрекла:
    "Ну а у вас - свои ли это лица?"

    И каждый на подмостки поднялся
    И отдал Тьме кусок для маски новой...
    Пройти едва успело полчаса,
    Когда на мир лицо взглянуло снова.

    В звенящей тишине раздался крик -
    Так сильно оказалось удивленье
    Людей: на них смотрел зеркальный лик,
    Венец их коллективного творенья.



    Пророк


    Был жестоким ко мне мой рок, -
    Или делал я что не так?.
    Говорил о себе: "Пророк!"
    Усмехались вослед: "Дурак!"

    От порога гоняли прочь.
    Был камнями побит - раз пять.
    И родители замуж дочь
    За меня отказались дать.

    Я в тоску и немилость впал
    И покинул родной предел.
    Много думал и мало спал,
    И небесную манну ел.

    Десять лет я провел в горах,
    Неспособный себя понять.
    Я забыл, что такое страх,
    Я привык на себя пенять.

    Кто-то спросит, что я нашел?
    Что полжизни прожил в бреду.
    С гор спустившись, я прочь пошел,
    Не заботясь, куда иду.

    И чего я в глуши забыл,
    Чего нету в помине здесь?
    Мир остался таким, как был,
    Я остался такой, как есть.

    Что же было со мной не так?.
    Я усмешки сдержать не мог
    И шептал себе: "Ну, дурак!"
    Только слышал вослед: "Пророк!"



    Философское


    В конце, замучен жизни пыткой,
    Начнешь подсчитывать итог...
    Глядь: на счету - одни убытки
    Да мысль: "А черт возьми, ведь мог!.."
    На что года перевелись?
    Все непонятные попытки
    Впихнуть себя в конечный срок
    В который раз не удались...
    И, тела отперев замок,
    Вновь улетаешь тенью зыбкой,
    Поняв безумно горький рок:
    Будь ты хоть даун, хоть пророк,-
    Любая прожитая жизнь
    В конце покажется ошибкой.



    Волчий гимн


    Вы нас ненавидите! Право, я чувствую это.
    Вот так ненавидят собаки свободных волков!
    Пусть нет у нас дома - зато есть бессрочное лето
    И много реальных друзей и достойных врагов.

    У вас есть покой на уютном ковре у камина
    И добрый хозяин, который решает за вас;
    Но только не даром свой дом окружает он тыном:
    Всесильный кумир ваш боится до коликов нас!

    Мы здесь, под дождем, мы - бесплотные серые тени,
    Мы - души, горящие страшным незримым огнем.
    Однажды хозяин забудет закрыть на ночь двери...
    Готовьтесь нас встретить - мы к вам непременно придем!

    Придем не за тем, чтоб отнять у вас коврик и кости -
    Ну что ж, догнивайте свой век, падишахи на час!
    Мы к вашему богу нагрянем непрошено в гости:
    Спросить, по какому он праву преследует нас.

    Мы только посмотрим в глаза, чтобы он содрогнулся,
    И тихо уйдем, покидая фальшивый уют.
    Ваш купленный Рай нам ни капельки не приглянулся:
    Настанет зима - из вас теплые шапки сошьют!



    Плыть…


    По стареющей ночи
    Тихий звук-одиночка
    Не порваться цепочке
    Только нет больше мочи
    Не окончена строчка
    Будет тихая очень
    Закрываются очи
    И рисуется точка
    .



    Ученица


    Ты учил меня фехтовать:
    Год за годом, за часом час
    Продолжали клинки сверкать,
    Друг от друга спасая нас.

    Но приходит конец всему.
    Обучение - тоже срок.
    И в холодную ту весну
    Мне последний был дан урок.

    - Нападай, - ты сказал, смеясь,
    Опустив смертоносный меч.
    - В жизни воина боль и грязь
    Много чаще приятных встреч!

    - Атакуй - иль убитым будь,
    Отступай - дабы сил скопить...
    Чтоб закончить ученья путь,
    Тебе надо меня убить.

    Засвистел роковой металл,
    Опалил мне лицо клинок...
    Ты к бордюру меня загнал -
    И убил бы... Но нет. Не смог.

    Будто что-то в твоих глазах,
    Оборвавшись, исчезло вмиг:
    Я держала в своих руках
    Тот клинок, что тебя настиг.

    Ты тихонько вздохнул и сел,
    Привалившись к стене спиной.
    - Ты имеешь, что я имел...
    Только душу возьму с собой.

    И с улыбкой ушел во тьму.
    Вздох последний слетел с груди...
    Ты считал, что я все пойму -
    Знал ли ты о моей любви?!.



    Ведунья


    Вдоль ручья, до дремучих чащ
    Колдовство навело тропу.
    Ветви с тела срывают плащ,
    Прикрывающий наготу.

    Ох и многих сгубил ручей,
    Затуманил журчаньем мозг:
    В заповедных лесах не смей
    Класть мосты из стволов берез!

    На болоте дурман-трава,
    На болоте багульник-цвет
    Вековой ворожбы слова
    Шепчут песне моей в ответ.

    Здесь осока острей клинка
    Наточила свои листы:
    Пустит кровушку смельчака,
    Что сойдет с колдовской тропы.

    На поляне, покрытой мхом,
    Где стоят колдуны-грибы,
    Мне ствола грозовой разлом
    Выдаст тайну своей судьбы.

    Все далече, все глубже в лес
    Увлекает меня стезя.
    Там хранится секрет чудес...
    Но о том говорить - нельзя!.

    Сосны-ели на страже снов
    Непролазной стоят стеной,
    От людских бесполезных слов
    Охраняя покой лесной.



    Валькирия


    В тонких пальцах – рукоять оружья.
    Скрыта кисть под латною перчаткой.
    Позабыта мягкость слов ненужных,
    Под забралом зубы крепко сжаты.

    И сияют неживым мерцаньем
    Серой стали из-под шлема очи.
    Свищет меч среди жестокой брани –
    Не минуть врагу ударов точных.

    Отгремит жестокое сраженье, –
    И к костру спешит, доспех ослабив,
    Та, чей меч не знает поражений,
    Всю жестокость там, в бою, оставив.

    У костра, средь шума прибауток
    Боевых друзей и побратимов
    Ей не будет равных в споре шуток…
    На язык остра! – за что любима.

    Среди равных – равная… Отлично!
    Только под пластинами доспеха
    Не мужское сердце, а девичье
    Тихо бьется… Сердцу не до смеха.

    Сердце помнит: где-то за лесами,
    На другом конце живого мира,
    В доме под родными небесами
    Звали деву-воина «любимой».

    Не кольчугу по утрам вздевала,
    А рубаху белую, льняную,
    И родные губы целовала,
    А не сталь меча холодно-злую.

    Не копье сжимала в тонких пальцах
    И не щит тяжелый подымала –
    Вышивала серебром на пяльцах
    Да ребенка в люлечке качала.

    Но пришла война – огонь и битвы, –
    Увела мужчин, детей сморила…
    Отзвучали женские молитвы –
    Месть оружье в руки им вложила.

    Только все же, если мир настанет,
    Дева-воин меч свой позабудет:
    Да, она – тигрица среди брани,
    Но в родных руках – котенком будет.



    Весна


    Весна пришла рано, до срока.
    Никто не хотел ей верить.
    Она улыбалась в окна,
    А ей не открыли двери.

    Мороз проворчал скрипуче,
    Рассвет протирая дымкой:
    "Домой возвращайся лучше!
    Пей ветер и ешь снежинки..."

    Лишь птицы на ветках голых
    Весне аллилуйю пели:
    Замучал проклятый холод,
    Вконец довели метели!

    С улыбкой весна сказала,
    Подняв голубые очи:
    Она сюда так бежала!
    Она здесь остаться хочет!

    Мороз подобрел: "Смешная!
    Зайди, обогрейся в сени..."
    И сам от любви растаял
    Под радостный смех весенний...



    Метро


    Когда с утра в метро бывать случится,
    Не спи - взгляни на тех, кто едет рядом:
    Почти у всех - измученные лица.
    Почти у всех - затравленные взгляды.

    Кого-то переполнили заботы,
    Кому-то кто-то весть принес плохую...
    И вот вагон, наполненный зевотой,
    Летит сквозь ветер, рельсы полируя.

    Метро, работа - и, не видя света,
    Опять в метро: до дома, отсыпаться.

    Мерещится порой, что вся планета
    На небо разучилась любоваться.



    Сонет 2


    «Жил как слизняк, но умер - как герой!
    Наверно, и при жизни был героем..."
    Так странно об ушедших мы порой
    Суждения логические строим.
    О мертвых - хорошо или никак,
    Как будто бы умнее станет втрое
    Дурак усопший, чем живой дурак.

    Жизнь - это бесконечная игра,
    В которой победителей не судят,
    Ведь победитель - сам себе судья;
    И тот в полнейшем проигрыше будет,
    Кто сгинет, не оставив и следа:

    Судьба того, кто сам ее забудет,
    Едва ли стоит всякого суда.



    Уход


    С прошлым рвать надо незамедлительно,
    Не жалея о каждой малости.
    Хлопать дверью надо решительно,
    Хлопать дверью надо без жалости,

    И не думать о возвращении
    В место, домом когда-то бывшее;
    Уходя, не проси прощения,
    А уйдя – не прощай просившего.

    Позабудь обещанья сладкие,
    Под коленки свободе бьющие.
    Брось в костер все былое затхлое
    И вдохни терпкий дым грядущего.


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Дорога 21
    © Ольга Старикова (PhoenixAlone). Подростковый бунт

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Книгоиздание
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

Происшествие
Каникулы
Каренина

Наш выпуск
Студия WEB-техника
Цветной бульвар

ССЫЛКИ

Ссылки





 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".