Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 15.04.07. ПОЭЗИЯ
  • Александр Губин (Москва). Одиссея

    Родился в 1983 году в Москве. Некоторое время жил в Петебурге.


    Субдоминантный взгляд на Одиссею или классические блюзовые квадраты с пониженной пятой ступенью


    1.
    ( классические блюзовые такты, вокалист перебрал виски в баре…)

    Я почти не доверяю богам.
    Я молюсь не всем, а тем – по слогам.
    Я когда-то был женат и богат…
    Ты не верь, считай, что просто солгал.

    Словно двадцать пятый кадр экспресс
    Ночь чертил по направлению рельс.
    Мне понять давал что сон, а что явь,
    Тасовал их: где-то ты, где-то я.

    2.
    (свободная импровизация в ля-миноре, барабанщик роняет щеточку,
    играет одной до паузы после припева)

    Поклоняюсь Богу-Морзе я так:
    Отбиваю замерзающий такт.
    Одиссеев стало больше Итак,
    Вот и странствуют все с мест на места.

    Появляются то там, а то здесь.
    Поезд движется двоичностью рельс.
    Я теряюсь, что здесь сон, а что явь.
    Показалось: где-то ты, где-то я.

    3.
    (бас играет минорные трезвучия,
    басист строит глазки леди в третьем ряду)

    Я билет сегодня в центре менял
    На три века без тебя и три дня.
    Озадачил спекулянтов–менял,
    Все уставились, как есть, на меня.

    Но из жадности к количеству лет,
    Мне отдали, помусолив, билет.
    Все смешалось: то ли сон, то ли явь.
    Где-то ты есть, и к тебе еду я

    4.
    Я почти не доверяю богам,
    Я молюсь не всем и лишь по слогам.
    Я когда-то был женат и богат.
    Ты не верь мне, я, конечно, солгал…

    (пианист излишне сентиментален в концовке,
    вялые хлопки из зала…)




    диалогвоНИочем


    «Не подскажете сколько времени...
    осталось до конца света?»

    «Извините, оставил дома часы,
    но сегодня еще не будет.»


    «Не подскажете, как пройти
    на улицу ИМЕНИ неМЕНЯ.
    Она есть в каждом городе
    (я люблю постоять на солнечной
    стороне ее, стреляя сигареты)».


    «Извините,
    можно закурить, прикурить, покурить в этом городе?»

    «Угощайтесь, но у меня только лайт. Я слежу за здоровьем»

    «Странно. Может быть, Вы следите за здоровьем
    из-за угла, готовя ему всякие пакости?»

    «Странное у Вас «спасибо» , извините спешу, (скоро вечер….»
    .. В который надо успеть, отметиться в нем
    и перебежать в ночь…). »


    «Извините….
    Как попасть в ощущение правильности
    этого мира?»

    «Я не знаю, Заблудился сам, как и Вы…»


    «Извините, этот автобус едет прямо или направо?

    «Он едет и так и так. Все дороги, по сути, кривые.»

    «Спасибо, но как мне попасть на улицу ИМЕНИнеМЕНЯ?»

    «неМЕНЯ? Что-то не помню такой. Но я плохо знаю город.
    Живу здесь всего лишь с рождения...»

    «Жизнь. Да, ее никогда на все не хватает».

    «Полностью согласен, но еще несколько бесполезностей
    я точно успею сделать…»

    «До скорого…»

    «А мы разве встретимся?»

    «Все может быть.»


    «Это не Вы просили у меня закурить?»

    «Да, это было в прошлом столетии. Вы еще курите?»

    «Нет. Слежу за здоровьем, еще больше.
    Но теперь с другой стороны его. Курить мне запретили врачи.
    Сказали что скоро конец света. Бросаю. Но, хотите карамельку?
    У меня они по всем карманам…»

    «С удовольствием. Подскажите, где продаются
    темные очки для конца света?»

    «Магазинчик переехал на улицу ИМЕНИнеМЕНЯ…»
    «Спасибо, я попробую отыскать…»




    возможное окончание сказки про краснуюшапочку


    на некотором острове
    где реки текут под рострами
    жил-был царь
    у царя был букварь
    на ц - цапля
    на к - капля
    на л – любовь
    повторю-ка вновь

    Vasilko

    Буковке до истории далеко.
    Волка из леса тащат волоком.
    Егеря жалуют пятаком.
    Красную шапку отпаивают молоком.
    Бьют в барабаны, звонят в колокол.

    Волка же обвиняют, да почем зря:
    Вспоминают трех поросов, вопят в голос
    Шьют дело ему про семерых козлят.
    Судьи распаляют себя, злят,
    Готовят масло, собирают хворост.

    Шапка, дорвавшаяся до славы,
    Верещит без умолку про пирожки, про лес,
    Про то, как зверь к бабушке в дом пролез,
    Издевался, а потом ка-ак съест.
    А была на деревне последней самой
    дурой.

    Волк от сидения на цепи ослаб.
    А вот вещдоки – рожки-ножки козла…
    Да что вы, право, я не со зла, -
    Орет волк, но из него не выйдет толк,
    А только дух и зола.

    Волк сидит на цепи, смотрит грустно.
    Решает загадку про себя, козла и капусту.
    Последнее слово для палача,
    В обычной жизни учителя и врача.
    Разгорись, костер. Все стоят. Молчат.

    (В лесу волчиха, давно с пузом,
    Скоро народит новых волчат.)




    toyStory


    Не звони мне сюда.
    Позвоню сам.
    Пока...
    Телефонные провода
    С интонациями гудка,
    Не поверившего в чудеса:
    :::::.
    Плачь же, куколка,
    Ночь без умолку.
    Облегчи душу,
    Выпусти все наружу.
    Это пока не история,
    Только буковка:
    :::::..
    У нее такие платьица.
    Он за них платит сам.
    Подчеркивают данные
    От бога. Дамою
    Зовет. А тебя по пятницам
    Увозит подальше. Прячется.
    В уголки дальние.
    :::::..
    Редкие свидания. Прощенье. Гостинцы.
    Похожие друг на друга гостиницы.
    Кусочек мыла, шампунь на полочке.
    Моешься потом в ванной. С горечью.
    После прижмешься к нему, всплакнешь
    Скажешь: "Это в последний раз," - и снова себе соврешь.
    :::::::::..
    Девочка играла как:
    Барби мяла в руках.
    Тискала ее, сюсюкала.
    Говорила: Иди отсюдова, -
    Оставляя ее в дураках:

    Доставала пупса нелепого.
    Делала на час королевою.
    Вертится пупс в одной руке,
    А в другой уже появился Кен -
    Такие вот треугольники,
    И куколки уже голенькие:
    :::::::::.
    А потом тебя и не вспомнят:
    Ночью тихо, и шепот комнат
    Окружает почтимолчанием.
    Маятник тиик-таак качается.
    Лежишь, считаешь шаги минут.
    Обещаешь, впадая в отчаянье,
    Завтра же бросить,
    Саму себя обманув.




    глагольноНИочем


    Обернуться
    на пяти углах.
    С удивлением заметить за собой хвост.
    Свернуть на ближайшую улочку.
    Ускориться, повернуть еще трижды.

    Вскочить в троллейбус.
    Контроллеру – десятку.
    Соседу с плеером – мысль-сожаление о плохом вкусе.
    Девушке напротив – рассеянную улыбку.

    Выскочить у метро. Обернуться.
    Повторно увидеть хвост.

    Нырнуть в подземку.
    Поменять несколько раз направление.
    Дождаться вечера – сутулости дня.
    Не оборачиваясь добраться домой,

    Миновать
    домофон, сломанный лифт
    и два десятка лестничных пролетов.

    Дома
    дверь запереть на цепочку и пару замков.
    Большое зеркало вытащить в центр комнаты.
    Встать к нему спиной. Повернуть голову
    на все девяносто восемь доступных градусов.

    Смотреть на хвост
    Думать об эволюции.




    Ожидание


    Письма не жди от него - абсурд
    Стрелки потакивая ползут
    Время для девочки пострадать
    Мальчик заблудится в островах

    Моря и ночью не смолкнет гул
    Тем кто остался на берегу
    С солью в глазах все смотреть на синь
    Думать –гадать что случилось с ним

    Днями плести нити, на душе
    Кошки скребут их бы гнать взашей
    Но как навалится темнота
    Нити обратно в клубок сплетать

    Письма тебе не узнают тайн
    Сколько Калипсо и Навсикай
    Было оставлено позади
    Он не услышит, но ты зови

    Море ответит на все волной
    Морю не жалко, оно вольно
    Что-то отдать, что то взять. Зови
    И наблюдай, наблюдай за ним




    перекресТовоНИочем


    Война.

    Длящаяся одну минуту в голове неизвестного,
    идущего навстречу…

    Мигание среднего
    на светофоре. Заледенелая зебра, которая
    совсем не похожа на полосатую африканскую лошадь.
    Движение навстречу друг другу, но каждый идет
    словно бы со своей половины города, разделенного
    достаточно узкой дорогой - от вокзала к мосту,
    от моста к площади и далее до проспекта.
    А потом еще одна дорога, снова проспект,
    теряющийся в загородном шоссе, все дальше и дальше….
    Но здесь, в городе… Мигание неодушевленного
    дорогосмотритетеля. Нетерпение автолюбителей.

    И война.

    Длящаяся 50 секунд в голове неизвестного, идущего
    навстречу.

    Троллейбусы, целое стадо… С
    -обвисшими рожками
    -оборванными проводами,
    -недовольными пассажирами,
    -открытыми дверями,
    -флегматичными контроллерами,
    -заледеневшими окнами,
    -курящими поблизости водителями …
    Или
    - с заснувшим водителем и его салоном троллейбуса, в котором звучит Маяк…
    Или
    - с внепланово обедающим водителем и его салоном, в котором звучит Тишина,
    прерываемая немелодичным чавканьем…
    И только здесь, ближе троллейбусов…

    Война.

    Длящаяся 40 секунд в голове неизвестного,
    приближающегося к центру дороги.

    А на дороге две
    сплошные полосы, оборвавшие себя на зебре, чтобы
    после нее снова появится из ниоткуда. Полосы, ушедшие
    под землю на несколько метров пешеходной переходной.
    А под землей метро, по сути своей, такое же глубокое, как и…

    Война.

    Длящаяся 30 секунд в голове неизвестного.

    И он, этот неизвестный…Он уже поравнялся с тобой,
    он уже начал обходить тебя справа.
    «Осторожнодверизакрываются»
    скажут через мгновение под вами на глубине и земля
    немного задрожит. Это легче почувствовать ночью.
    Причем такой, которая может тянуться практически
    бесконечно. Такой, когда фонарь сквозь шторы
    не унимается, когда предложение про банальный,
    не до конца закрытый кран с холодной
    водой не напишется, когда книга
    непропорциональной буквой «Л» открыта на середине,
    но немного ближе к концу, когда кошка у соседей снизу
    опять мявкает и двигает (а ведь слышно!) почти пустую
    мисочку с молоком. А в глазах ее…

    Война.

    Длящаяся 20 секунд в голове неизвестного,
    находящегося теперь за спиной.

    И если в этот момент
    обернуться, то можно будет увидеть его спину.
    Оборачиваемся.
    Нельзя увидеть. Ее закрыла во-от эта дама в зеленой шапке.
    В красной куртке. В желтых сапожках. Просто ходячий
    светофор. И от феноменально ужасающих клеточек на ее
    куртке в твоих глазах начинает рябить… Дама же смотрит
    прямо перед собой, она идет в том же самом направлении,
    что и ты. А ты… ускоряешь свой шаг и удаляешься от…

    Войны.

    Длящейся 10 секунд в голове неизвестного, исчезающего в толпе.

    Он уже на другой стороне города, словно вы
    совершили рокировку. Или его черная пешка, которая
    оказалась более шустрой, умудрилась укрепить свои позиции,
    продвинувшись в вопросе карьерного роста. В отличии от твоей,
    белой, что замерла всего лишь за одну клетку от нее на этой
    адаптированной, разлинованной картографами, градостроителями
    и человеко-единицами шахматной доске…

    И в тот самый момент, когда война, длящаяся одну минуту
    в голове неизвестного, что пропал из этой истории, завершилась,
    закончилась и дорога. И мигание снова-желтого,
    и не запланированный обед водителя троллейбуса…
    Девушка, взглянувшая минуту назад из окна на улицу,

    сняла плеер с паузы…




    одиссея


    всем непоэтам посвящается

    -Троянская война никогда не закончится-

    Без фамилии и отчества
    Одиссей
    в логове Циклопа
    Придумывает план
    Взывает к богам.

    И только у берега моря как и вчера Пенелопа
    Ненавидящая и море и берега.


    -Медаль за оказанную жестокость-

    Спартанские дети много ели
    Становились сильнее
    Бросали всех взрослых в пропасть
    Пока их самих не успели…



    -Глупостью было сказать времени о том, что оно деньги-

    У говоривших такое наверное были дети…
    Время смотрит в зеркало понимает туго
    Сегодня оно получается
    -монгольский тугрик
    -чухонский рублик

    И вот
    у говоривших это уже
    «ТИК»
    Нервы ни к черту
    Разговоры с дорогим врачом:

    «Тревожно на душе мне
    Знаете доктор мне никуда не прийти…
    вовремя.
    Все время что-то случается…»

    Пульс учащается
    С карьерой прощаются

    А всего-то и нужно было,
    Следить за словами
    Сейчас бы
    вставали
    как всегда в шесть
    ложились в час

    теперь все не так
    И молятся чтоб не сейчас
    Время сказало
    «Так»

    На семь лет застрять у Калипсо после дембеля
    Други
    все погибли от скуки
    и ничегонеделания

    Одиссей
    дунул-плюнул соорудил плот
    Снова по морю до Итаки плывет
    Калипсо хороша,
    Да пора пришла
    двинуться в сторону
    телемахов-и-пенелоп

    Время движется
    движется
    Скоро я выпущу книжицу
    Буду оставлять ее на сиденьях метро, на столиках
    кафе
    Неприбыльно но стоило
    того времени потраченного на
    эти буковки
    истории
    Имена
    В палате психиатрической три царя
    Четыре букваря
    Пять пришельцев из открытого коса
    Шесть из закрытого
    просто
    Перебежчиков к земле и
    Целых семь Одиссеев
    Последние если не плывут то строят глазки медсестрам
    Спрашивают
    «какой это остров?»
    «сколько лет прошло после троянской войны?»

    Просят у моря подходящего ветра, волны.
    и
    Наблюдать за ними вконец устав,
    Проклинают богов, море и одиночество
    Все на своих местах
    Весна понемногу движется к лету
    Я никогда не стану поэтом

    -Троянская война никогда не закончится-


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Точка Зрения: современная литература в Интернете
    © Александр Губин. Одиссея

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Книгоиздание
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

Происшествие
Каникулы
Каренина

Наш выпуск
Студия WEB-техника
Цветной бульвар

ССЫЛКИ

Ссылки





 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".