Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 11.04.07. ПОЭЗИЯ
  • Андрей Насонов (Краснодар). Кофейня. Стихотворения.

    Родился в 1978 году в п. Уташ Краснодарского края, проживает в Краснодаре, закончил Кубанский госуниверситет, биофак. Член литературно-театральной группы «Пункт Приёма». Участник 5-ого Форума молодых писателей России. Печатался в журналах: «Звезда Черноморья», «Дарьял», «Футурум Арт»« и коллективных сборниках: «Голоса надежды», «Высокий бал», «Между весной и вечностью», «Край городов», «Пролог: молодая литература России, вып.5».


    ВИНСЕНТ ВАН-ГОГ

    Превращаюсь в Винсента Ван-Гога,
    как только снимаю очки -
    это называется минус 5 диоптрий.
    Всё так близко, что можно потрогать,
    сталкиваясь в тумане нос к носу,
    сокращая путь на раз - три.

    Звёзды такие большие,
    будто раздавленные на лобовом
    стекле Земли в вихревом свете.
    Потерялись окраины, стали шире,
    открыв бесконечный континуум.
    Заканчиваюсь где-то,

    не здесь, постепенно, как ночью,
    чувствую комнату, улицу, поворот -
    сплющенный как камбала,
    расплывшейся точкой.
    Пускаю ближе, за ворот,
    весь этот халам-балам

    руки-ноги-ветки-птицы
    листья или бабочки, лошадь или монстр,
    машина или волк. Ёжиком в тумане
    продираюсь сквозь ситец,
    сотканный из множества белых нитей
    ночей и нот, утопая в обмане.

    Неизвестное расстояние,
    руки щупают воздух, напрягается слух,
    лепят за выступом выступ,
    являя мгновенное изваяние,
    тронувшееся бежать,
    как впавшая в приступ

    сумасшедшая. Но любить можно только
    без очков. Ближе и ещё ближе...
    Хотя на расстоянии двух шагов
    вы продолжаете говорить по телефону
    друг с другом, руки уже лижут
    огибая бока шаров.

    Это называется минус 5 диоптрий.
    Меняет стёклышки окулист.
    "Если не хочешь встретится лоб
    в лоб с Камазом ..." Переворачивает лист,
    выписывая что-то. "На смотри!"
    Одна дужка проскальзывает, проскальзывает - чтоб

    её! - не находя уха...




    ПРОБУЖДЕНИЕ

    Сбившееся кучей мычание машин,
    где-то под раскрытым цветком квартиры.
    Над мной висят без единого гвоздя,
    нерастворимые в синем растворе простора,
    облака. Катятся ровные круглые ритмы
    сердца и солнца. Дыхание машет
    крыльями. Прикасается бр-р-р
    влажный язык неба,
    сердце съёживается. На кухню
    на всех парах при(е)бывает чайник.





    МИРАЖ

    Поезд лесополосы в зелённых клубах
    дыма беззвучно раззявил чёрное
    на встречу пространству. Кажется падает
    звонкое, но оплавившись в мягкое, сворачивается
    в свою тень, поглубже, улиткой, сохраняя прохладу
    и только кузнечик, такой же сухой как бадылка
    не оставляет свой пулемет, в горячем бою с мухами,
    осыпающимися пеплом с истлевающих
    трав, приготавливающие из любого труппа
    точный его скелет. Сумеречная территория.
    Полночь дня. Воздух смугл и солнце крутит
    свой злой голографический синематограф -
    сочную картинку миража.
    После неверного обжига
    треснула под тобой и повисла
    пылью, став такой же рыжей, как Марс.
    Сколько же здесь ты лежишь, подсохнув,
    не знает никто, но
    облака, как макроскопический снег
    падают вечно.




    ОРНИТОЛОГ

    Пинцетами птиц ковырять козявок.
    Одичал под носом и ниже губы.
    "Забыл среди птичьих яиц раззява
    свои!" - говорила та что люби..

    Но волна растратила себя на брызги,
    вызывая кариес скал и клёкот
    клуш, прочищая от мыслей мозги.
    Валун головы продолжил бинокль.

    Рука оставила в таблице
    несколько палочек и кружочков.
    Всё чаще возникают лица
    вместо скал, потому что очень

    надоел не очищенный рис.
    Этим летом вывел выводок.
    Ждёшь, когда прибудет редкий рейс
    и не делаешь, как обещал, выводов.




    ОТСЕЧЕНИЕ ГОЛОВЫ

    Смотрю на себя,
    выставленного в окно,
    как шкодника,
    вместе с разгулявшейся комнатой
    в темноту и показывающего
    сквозь замочную скважину тела
    ночь, глаза провалились в улицу,
    рот говорит и выставляет куст,
    в живот убегает машина,
    ты легко сносишь себе голову
    открывая фортку, дыхательное окно,
    стоит удивлённый такой манекен -
    антропоморфная, безголовая ночь,
    складывающая в бездушный сосуд
    звёзды, складывающая, складывающая,
    да не складывается
    и содержит он одно и тоже
    куст, машину, улицу, пустоту
    или чёрную вату и по сути
    он просто проём из комнаты
    в
    "посторонним вход воспрещён".





    ГО

    Квадрат обведённый холмом
    и поднятый. На колючих
    кольях противогазы,
    как черепа жертвенных хоботных.
    Чей-то голос нудит,
    не оформив тело, транзистором,
    передавая море электромагнитных пенных...

    Поганки идолов в широких шляпах,
    взяток не берут и смотрят деревом
    отведавшим камня. Ядерное идолище
    прими крылатую дочь твою.

    Молитву рогатые последним знанием,
    плетём: индивидуальные, в зелённой сумочке,
    розовая баночка, средства от и до,
    намазать, натянуть, вправить мочки
    ушей в прорези, оказать первую или последнюю
    надежду, слышать штаб
    среди леса скелетов и стада слонопотамов,
    бегущих под земля. Пронзили нейтрино.
    Отпевают гамма. " Лечь головой по направлению к взрыву,
    вдавить лицо в юбки почвы и кричать мама
    пока будет так красиво, как по телевизору как в праздник
    как завтра как никогда..."

    О строгий чурбан ГО,
    задыхаюсь в твоём презервативе
    с глазами жертвы, запинаясь
    на каждом вдохе, танцую готовность!

    По последним заблуждениям
    физиков бог имеет
    ядерное строение, так что в сумерки
    судилище не забудь одеть противогаз,
    чтоб успеть увидеть...




    КОФЕЙНЯ

    Нафиг кофе дома
    пойдём в кофейню.
    Не по телефону, а на фоне
    столиков и официантов
    расскажу тихо...
    Поработает феном фея,
    на пять минут - это не много,
    так получается официально,
    но вырез рассказывает другое.
    Ты повторяешь линии
    кофейного зерна, разделённого
    посредине чёрной плавной
    щелью и была почти голой
    когда притрагивалась губами
    к чашке. Так горько,
    что хочется сладкого. Лампа -
    солнце, для двух населённых
    лиц, жители обоих
    мечтают о внеземном контакте.
    Саксофонист пытается
    не сказать о главном
    изнывая вокруг да около
    на углях, где жарится кофе.
    Твои карие с плавными
    вертикальными зрачками
    насыщаются цветом
    становятся горячими.
    Ты переворачиваешь чашку
    определённым манером,
    спрашивая, что я вижу
    в грязных потоках:
    "Два обнажённых белых..."




    ***
    "Вместе мы с тобой родная плуг да борона" КАЛИНОВ МОСТ



    (2)

    Ты трешься как вода о камень
    Ты стукаешься как вода о камень
    Ты стукаешься как камень о камень
    Ты точишь как вода камень
    Я стукаюсь как камень о камень
    Я вхожу как камень в воду
    Ты расступаешься как вода перед камнем
    Ты поглощаешь как вода камень
    Ты обнимаешь как вода камень
    Я бьюсь как камень о воду
    Я бьюсь-бьюсь не разбиваюсь как камень о воду
    Ты разбиваешься как вода о камень
    Я стукаюсь как камень о воду
    Я толку воду в ступе
    Ты убегаешь как вода от камня
    Ты рвешься на брызги как вода от камня
    Ты волнуешься как вода от камня
    Ты качаешься как вода от камня
    Ты убегаешь ты возвращаешься как вода на камень
    Ты поднимаешься как волна от камня
    Я падаю падаю как камень в воду
    Ты падаешь на камень прижимая его ко дну
    Я стукаюсь как вода о воду...


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Интернет-журнал молодых писателей "Пролог"
    © Андрей Насонов. Кофейня. Стихотворения.

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Книгоиздание
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

Происшествие
Каникулы
Каренина

Наш выпуск
Студия WEB-техника
Цветной бульвар

ССЫЛКИ

Ссылки





 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".