Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 18.05.09. ПОЭЗИЯ
  • Екатерина Коптяева (Радио 64) (Санкт-Петербург). stiXXi

    Поэтесса. 18 лет. Проживает в Санкт-Петербурге.


    ТРЕХЧАСТНОЕ ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

    1

    летопись этого лета
    канула в Лету
    каждый вносит свою лепту
    ставит свою точку
    над И в слове хуй
    на стене блочного
    дома.
    сосед Петр –
    уже несколько лет незрячий –
    тащит на свалку ящик.
    он забыл вытащить
    свою молодость
    из этого ящика.
    Он повторяет: «Аще
    забуду тебе,
    Иерусалиме».

    2

    просыпаясь ночью
    на горячей и влажной
    скомканной простыне
    отчетливо слышишь,
    как на самом дне
    кружки с вечерним чаем
    ползают сны. А потом вдруг вылетают
    в открытую форточку,
    грохочут в трубе
    цепляются за карниз
    неверными пальцами

    и единственно в этот момент
    вся существующая вина
    как мокрое полотно грубого льна
    облепливает тебя
    и закручивает внутри
    исполинскую слезоточивую центрифугу.

    и знаешь сам,
    что кислым вкусом этих
    внезапных слез
    не вымолишь прощения
    даже для тех самых желез,
    которые выделяют эту соленую влагу.
    но все равно –
    как будто на всякий случай –
    плачешь.

    3

    как на ключице
    держится вся рука
    так на желании
    внутривенного употребления языка
    держится все мое тело.
    и сама я
    только с этим желанием
    выживаю.
    как надевая чулки
    помогающие от варикозного
    расширения вен
    подспудно ждешь
    что в тот же момент
    окажешься исцелен
    так втискиваясь в язык
    пытаешься доказать
    что ты полон а не полонен.
    как Мертвое море
    обращает отпуск
    в мертвый сезон
    так отсутствие речи
    обращает в СИЗО
    любую квартиру
    пусть даже с раздельным санузлом.
    голос падает вниз
    и мечется там в полом
    сердце меж потолком и полом
    и не находит дверей и окон
    и переглядывается с внутренним оком
    как переглядывается север с югом
    голос внутри меня
    ищет Бога
    и внутри меня не находит Бога
    так после многих часов бега
    возвращаешься в ту же точку
    с которой начал
    и все километры значат
    нуль абсолютный

    так новокаином заморожены губы
    так сады поедает пустыня Гоби
    так открываешь глаза
    и оказываешься лежащим во гробе
    кричишь откройте я же вот он
    я жив Христа ради
    а тебе в потолок
    шваброй стучат соседи

    так бросают взгляды -
    как два пятака в кружку -
    мимоходом, с жалостливой боязнью,
    как будто ты болен какой-то
    заразной болезнью.
    хотя, без сомнения, ясно видит каждый,
    что кожа твоя чиста.
    и воротничок наглажен


    ЧЕРНОВЫЕ ЗАПИСИ НЕБЛАГОДАРНЫХ ДЕТЕЙ

    Обводите мелом
    упавшие наши души,
    застреленные в упор
    крупнокалиберным
    «все-про-тебя-знаю» взглядом,
    у нас их тысяча и одна.
    Последняя самая верткая.
    Сафари века
    на три-два-один
    поехали!
    Мы ждали, что вы –
    те, кто ближе всех –
    под ребра первыми
    свои запустите пальцы
    и вырвете самое тайное,
    да не ждали, что так скоро.
    Девочка, жги своими
    никем не купленными
    рождественскими спичками
    наши волосы и одежды –
    авось согреешься.
    Андерсен дал добро,
    подходи, маленькая.
    Смотрите, как мы горим,
    папа, мама!
    Вам больше не будет
    за нас таких
    мучительно стыдно,
    мы вознесемся крошками
    к глыбе вселенского пряника,
    а дворник утром скажет:
    оставили дряни-то..
    и сметет наши кости
    в уродливую кучу.
    Мы и мертвые – видишь –
    такие, брат, невезучие.


    С.НЕЖНО

    зима никогда не кончится
    гидрометеоцентр врет
    вьюжные лапы заключают
    в концентрические круги
    говорят, можно сбежать
    да попробуй тут сбеги
    говорят стопроцентно спасает
    мертвый сон
    мертвая тишина
    да попробуй добейся сна:
    все распроданы сны
    из-под полы тишины
    снег болтается марлей
    напускает тягучий мрак
    был я Иван-да-Марья
    стал я Иван-дурак
    говорят, можно стать обратно
    да попробуй узнай как
    я не вижу тебя, Ра
    меня точит февраль-рак


    ТРЕТИЙ ЧАС

    Тихо. Жуки-машины
    ползут по мокрым дорогам.
    Снег.
    От окна дует.
    Пробежать от плиты до кровати – холодно.
    В городе
    неделя молчания.
    Спать.
    В махровых пижамах,
    обнявшись до глупости крепко –
    не потому, что хочется –
    холодно.
    А проснуться –
    как из-под воды вынырнуть.
    За окном улица
    надавит на грудь,
    а ты смейся –
    пусть будет не так страшно,
    эта зима – наша.
    Тихо. Спать в махровых пижамах,
    оставлять чай остывать на столе.
    В январе
    всегда такой снег, что кажется –
    сам себе снишься –
    долго и неинтересно.
    Ни перемотать, ни выключить.


    ПОСАДКИ НЕТ

    на красной ветке метро
    поезд встал
    и ты невозможно опаздываешь
    каждый идущий мимо
    пахнет твоим запахом
    потайным и горьким
    который всегда прячется
    за воротником рубашки
    как у лошади ходят бока -
    мерно и гладко -
    так ты разговариваешь
    о молоке и своей матери,
    выпутываясь из одежды.
    и листья летят
    летят сумасшедшие мертвые
    в окна бросаются
    злыми ржавыми тучами
    тише, тише
    а сам раскачиваешь маятники
    и горький запах
    бьется тугой под ладонями
    нет меня
    говорю: у тебя красивые скулы
    говорю как у лошади ходят бока -
    мерно и гладко
    мне в твою пустоту -
    и там насовсем задержаться
    не оставляйте своих вещей в вагоне.
    конечная станция


    ВИТРАЖНАЯ ТЕХНИКА

    сарафан задирается
    много выше колен.
    ты – а не я –
    ловишь подол пальцами,
    тянешь, смущенный, вниз,
    и на скулах пятна.
    и я тебе так понятна,
    что вовсе уже не понятна.
    маки до неба,
    застывшие в плавленом солнце,
    пахнут так густо,
    я жмурюсь
    и ты жмуришься.
    у тебя на ладонях
    теперь твердая кожа.
    как долго, как же долго,
    Господи Боже..
    Улисс, как долго ты плыл
    домой


    МОЯ СТОРОНА ВИТРАЖА

    в зелень подъезда войду
    прежде выдохну
    хлопнет старая дверь
    эхо прокатится
    по гулким пролетам
    и у чердачной лестницы
    замрет испуганной кошкой
    голодной кошкой
    мне станет чуть больше лет
    а там не изменятся
    рисунки на стенах
    жильцы в молчаливых квартирах
    только жасминовый куст
    станет выше
    выше моих плеч
    на целую голову.
    будет хрипеть звонок
    никем не отлаженный
    будут лимонные шторы
    и ты, нахмурившись,
    поставишь на стол
    кружку с холодным чаем.
    как Одиссей – после стольких лет
    я возвращаюсь.


    ПОЧТИ КАК ОРИОН

    такой тишины я не помню
    такой тишины
    как с зеленых страниц
    поднимаются голуби
    мама
    как льет целый день
    в водосточное гулкое горло
    кто-то меня,
    в клочья разорванную,
    сжигает в пепельнице.
    небо вертится
    стрелец ногами оленьими
    наступает на грудь
    на живое мое сердце


    НЕПОДВИЖНОСТЬ

    тучи прошли.
    а дождя - ни капли.
    В пыли молчаливого Аушвица
    прохожий хоронит окурок.
    В пыли молчаливого Аушвица
    растет дерево счастья.
    Ветер яростной лапой
    сбивает листья
    с его ветвей. Они вырастают снова.

    Золотоглазая смерть-единоличница
    устала идти одной и той же дорогой.
    Она сидит на обочине
    и глядит в небо.
    В пыльной горячей комнате
    длится чья-то агония.


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Дорога 21
    © Екатерина Коптяева (Радио 64). stiXXi

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

ССЫЛКИ

горящие туры в италию, да? плитка лира керамика
Краш тест Fiat Freemont (видео)
создание flash сайта заказать в магазине Москва и область, скидки
новости про коммерческое предложение по созданию сайта, специальное предложение




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".