Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 18.05.09. ПРОЗА
  • Мария Народицкая (Киев). Очкастая дура

    Родилась и выросла в Киеве, в настоящее время - студентка Национальной Музыкальной Академии Украины по специальности "фортепиано".


    Девушка была бы очаровательна, если бы не кусала губы с такой голиафовской силой.

    Напротив нее сидела Очкастая Дура. В прошлом отличница и уродина, напрочь лишенная какого бы то ни было шарма. Сейчас - просто раздражитель на больную мозоль.

    Основное преступление Очкастой Дуры заключалось в замужестве. В счастливом, судя по всему - замужестве.

    Порой совершенно непонятные вещи происходят в жизни. Вот живет на свете красивая, умная, дьявольски обаятельная девчонка, которая, к тому же, блестяще ориентируется во всем на свете. Разбирается в современном искусстве. Умеет мило наморщить носик, говоря об "этом противном мещанстве". Имеет приличный счет в банке. Работает, как проклятая, черт возьми! И выглядит при этом королевой.

    И - никогда ничего. Ухажеры, кавалеры - позвольте ваше пальто - да-да, прошу вас - чудесно выглядите - благодарю - идите к черту - уже пошел. Примерная схема. Потому, что больше их, честное слово, некуда было посылать.

    А тут - сидит. Рот до ушей, маленькие глазки светятся большим огнем. Болтает без умолку о своем ненаглядном. Она-то! Тихоня и серая мышка, которая в классе ни о чем, кроме уроков говорить вообще не могла! Дура. Очкастая.

    Нет, был один случай. Когда ребята, чтоб перед девчонками пофорсить, дразнили Крота. Огромного такого парня, задиру из старшего класса. Он страшно нервный был, вспыльчивый, а драться толком не умел, несмотря на свой рост. Неосведомленные боялись, а те, кто знал - вечно смеялись над Кротом. Ну, вот когда они его сильно довели, она и голос подала. Дура, в смысле. Что-то жалобное такое проблеяла вроде "Не трогайте Сашу, пожалуйста". Потом подумала и добавила: "Придурки". С интонацией, с какой обычно урок отвечала. Уточнение внесла, понимаешь. Видно, решила, что так доходчивей.

    Класс не сразу вообще осознал, а когда все поняли, то полегли. Ржали, хотели было с Крота на Очкастую переключиться. Я за нее вступилась еще тогда. Зачем, спрашивается? чтобы теперь про ее замечательного мужа выслушивать? Дура. Неблагодарная. Неужели так трудно понять, что мне это неприятно.

    Чертова диета, если бы можно было хотя бы сладким нашу чудесную встречу заесть. Так нет, сиди и грызи тосты со шпинатом. А эта - туда же, выпендрежница, сама как доска, ей что ешь, что не ешь – все одно. Сидела бы и тортами нажиралась, раз за мой счет. Так нет: ей, видите ли, неудобно меня обременять и бла-бла-бла. Чего терпеть не могу, так это показную скромность. Врет ведь, все ей удобно, просто гордыня заедает. Как же, она, такая крутая, за таким классным мужем – и оказалась в городе без денег. Профукала все, небось, в магазинах, а этот ей все прощает. Судя по всему.

    Очкастая Дура цвела и наливалась соком. Кафе наполняла ария о прекрасном, добром, любящем супруге. О человеке, который ей дурного слова…с самой свадьбы…О самом красивом на свете. Заботливом. Следит за тем, как я одеваюсь, не позволяет мне ерунды всякой накупить. Всегда знает, что мне нужно, солнышко мое, даже когда я сама путаюсь. Ой, а ты бы слышала, как он песни поет! Сейчас поменьше, он же занятой у меня, работает с утра до ночи. Уставший приходит. А когда-то пел. Я, вон, как-то раз поздно домой возвращалась, слышу, он поет. Сам для себя, наверное, красиво так – куда твоему Меладзе. Да-да, конечно, он не твой, ты его не любишь. Прости, само так вылетело. Так любимый, как услышал, что я зашла, сразу прекратил. Петь-то. Застеснялся, видимо. Он у меня тонкий, душа у него.

    Вот оно как, значит. Поет. Душа. Душить их надо, если на таких женятся. Нет, ну можно быть такой мещанкой? Меладзе…постыдилась бы, что ли. Если у женщины такие вкусы, их надо как-то…маскировать, что ли. Декорировать. Покрывать мозги косметикой. Заботится, значит. Вот и прикупил бы женушке паранджу со встроенным кляпом. Честное слово, больше было бы толку. Дура. Мещанская.

    Собеседница поправила очки на длинном носу. Глупо улыбнулась. Точнее, расширила и углупила свою улыбку.

    Вот. Так на чем я…понимаешь, главное – он страшно умный. Гораздо умнее меня. Он такие вещи знает, о которых я понятия не имею. Истории рассказывал всякие про Восток. Когда познакомились только. Я тогда заслушивалась его рассказами, старалась понять побольше. Он мне про самураев говорил, ниндзя, этих…бодхисатв и кого там только не было… Все равно не поняла, глупая я и необразованная, но очень им горжусь, за то, что он столько знает. И любит же при этом! Доверяет мне, рассказывает о своих делах. А однажды, как мы еще тогда встречались - вывез в горы. Я не очень умею по горам лазать, но любимый меня учил, и не напрягало же его с такой неуклюжей возиться, помогал.

    Дурина сотрапезница картинно сверилась с часами.

    Черт. Так же и с ума сойти можно, слушать эту дребедень. Все, у меня срочное совещание, прости, дорогая, рада была тебя видеть и все такое, до встречи, надеюсь, нескорой…лучше – в аду.

    На половине пути к выходу из кафе девушка обернулась. У дуры очкастой зазвенел мобильный. Даже звонок у нее идиотский. Фыркнула и вышла, плотно притворяя дверь за собой.

    Женщина, оставшаяся в кафе, методично отключила свой запасной аппарат. Достала основной, явно из дорогих, в металлическом корпусе. Подумала, положила телефон на стол, извлекла из недр сумочки заранее припасенные салфетки и стала аккуратно, со рвением отличницы, стирать тщательно нанесенный перед встречей макияж. Где-то посреди процесса ее губы перекосило странноватой улыбкой.

    Да, был у меня и такой. Рассказывал про бодхисатв. А пятый, кажется, вывез в горы. А десятый еще про что-то – до того, как я спустила его с лестницы. А не-помню-уже-какой - порывался давать советы. В смысле, хотел улучшить качество моей работы, подсказывал, как писать.Один раз, правда.

    Очкастая Дура дотерла последний участок помады, внимательно отрезюмировала свою внешность. Снова взглянула на мобильный, зачем-то спрятала его в сумочку, параллельно вытаскивая оттуда пухлый блокнот.

    Ну а мужа у меня, дорогуша, никогда не было и не будет. Зачем? Чтобы какой-то неудачник развалил на моем рабочем столе свои грязные носки? Разве мне не с кем проводить вечера, чтобы зарыть себя в кастрюли за столь сомнительное удовольствие? И разве не приходит ко мне ночами священная бессонница, когда я могу записывать все то, что вы, гаврики, выражениями своих кислых лиц надиктуете?

    Отличница я. Дура, значит, очкастая. Пророки…сами дурачье…характер надо в человеке видеть, а не шоры на глазах - свои. Я еще в школе была упорная, всем было лень и облом, а мне – нет. Вот ты, красавица, чего ты добилась за свою архиуспешную к двадцати пяти?
    Очкастая на минуту замерла, занося карающую пуховку над длинным носом.
    Я тебе скажу. Ничего. НИ-ЧЕ-ГО. И знаешь почему? Потому, что ты тут сидела и губы кусала, пока я тебе про своего несуществующего супруга трындела. Ты, солнышко, несчастна аки труп в судный день.

    А мне-то что, ребятки…Я счастлива. Как никто из вас. Как ни один из вас никогда не будет. И Крота я помню, не думай, Кроту я самую лучшую свою вещь посвятила. Не потому, что он лучший. Он интересный самый оказался из всех. Тебе я больше двух страниц не отведу, например. Разве ты заслуживаешь большего? Такие примитивные, двухмерные эмоции…

    Женщина аккуратно вложила пудреницу в косметичку. Поднялась из-за столика, поманила пальцем официанта и деловито подала ему на чай.

    Но самое главное…

    Привычно поймала взглядом солнечный зайчик на краю чашки, отмечая про себя, в какой фразе его лучше использовать.

    Так вот. Самое главное удовольствие – видеть вот это выражение на их лицах. Я ведь знаю, что им всем нужно. Каждому. Сегодня был муж. Неделю назад – двое прелестных ребятишек. Две недели назад – куча денег.

    Но знаете, что я вам скажу? Знаете? Ни разу еще, ни с одним из них я не была сама собой. Ни одного из них от зависти к таланту еще не перекосило. Такое счастье никому пока еще не оказалось нужно. И хорошо, и славно.

    С вашего позволения, дорогие придурки, главное сокровище свое я оставлю – себе.

    Очкастая Дура поправила «унитазики» на глазах. Рассмеялась тихо – зачем они мне сейчас – стащила с носа очки и вышла уверенной, полулетящей походкой абсолютно одинокого человека.


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Дорога 21
    © Мария Народицкая. Очкастая дура

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

ССЫЛКИ

А вы знаете, что skype скачать без перебоев в системе.
Белорусский центр НЛП проводит тренинги
Предложим в розницу ювелирные изделия золотые со скидкой




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".