Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 10.05.08. ПРОЗА
  • Елена Смиренникова (Вологда). Записки ангела

    Фамилия у меня такая – Смиренникова. В детстве я обижалась: разве я тихая и смирная! А потом поняла: быть смиренным и смирным – вещи разные. Смирение – существительное с вложенным глаголом. С-миряться. Значит, на роду у меня написано находить гармонию, соединяться с миром, приносить мир...


    ЗАПИСКИ АНГЕЛА

    Вместо предисловия


    Ангелы - это такие создания с белыми крыльями количеством до шести, добрые, но жестокие, живут на небесах, некоторые наделены огненным мечом для карания грешников, в большинстве случаев ангелы не приносят ни пользы, ни вреда ибо таким образом проявляется право человека на свободу, данное ему Богом.

    Сергей Чернявский

    Ангелы - это, когда не вычислить алгебраически.. и в любом бардаке, в любом публичном доме, в любой малине - это уголок тишины или громкого крика, и не важно, не важно, не важно... Ангелы - это, когда не хочется думать, хочется верить, и ветер дует в лицо, и хочется подставлять... когда солнце и лето, и листья не пыльные, и птицы над головой, сотни живых белых птиц... Ангелы - это когда не легко дается, но легко после... У ангелов, на самом деле, очень живые глаза.

    Регина Соболева

    Ангелы – белые. А белый цвет отражает все. В том числе и мой взгляд. Поэтому я ни разу не видела ангела. Вот если бы ангелы были черные…

    Наталья Усанова


    Что касается ангелов, они, конечно, существуют. И в данный момент пара-другая где-то поблизости. Один мой знакомый видел одного недавно, если не врет. Но зачем ему врать. А я в одном стихотворении описал ангела. Не совсем так, как его обычно представляют. В книжке есть: "...тот, кого я увидел, когда не умел говорить". Так, кажется, заканчивается. Всё это вполне серьёзно.

    Андрей Нитченко






    Часть первая. Время свершений.

    Два слова о себе

    Моя настоящая профессия – ангел-спасатель. Именно спасатель. Более известны, конечно, ангелы-хранители. Но эта профессия для меня слишком несамостоятельна: ангел привязывается к человеку, теряет собственную сущность. К тому же внешняя защита делает человека слабым, снижает иммунитет. Про себя я называю хранителей ангелами-следителями. Поэтому я – ангел-спасатель. Хотя в трудовой книжке написано совсем иное. Нет такой должности: ангел. Да и денег за это не платят. А жить на что-то нужно.
    Крылья ангелам обрезают в раннем детстве, пока они ничего не запоминают, нимб забирают на хранение и с виду никак не отличить его от обычного человека. Ему так же нужен сон, отдых, здоровая пища и физические нагрузки. Вот только работать по профилю приходится на добровольных началах. Или в нерабочее время. Чертям в этом смысле проще – они ничего другого делать не умеют. На любой работе только мерзопакостят. А ангелам удается все: они становятся прекрасными актерами-художниками-писателями-музыкантами, а также гениальными водителями автобусов-троллейбусов-трамваев, супер-продавцами, мега-популярными дизайнерами, сверхпозитивными рекламными агентами и далее на сколько позволяет фантазия и жизненные обстоятельства. Если только… Впрочем, все обязательно будет хорошо. Мы же всех настраиваем на позитив.
    Когда работа начинает мешать ангельской деятельности, приходится ее менять. Иногда из-за этого можно потерять много полезного: служебное жилье, хорошую зарплату, корпоративные скидки и специальные льготы… Но такова уж натура ангела. Поэтому его могут мучить приступы бесцельности. В такие моменты жизнь кажется ему бессмысленной и появляется стремление что-то поменять или срочно совершить что-нибудь полезное. Начинается Бурная Ангельская Деятельность. Иногда слишком бурная. С приступами Бурной Ангельской Деятельности тоже нужно научиться бороться. Для начала, просто замечать их проявления.
    Остальными болезнями ангелы заражаются редко. И то с целью профессиональной. Но об этом позже.
    Многие ангелы живут и не знают, что они – ангелы. Им кажется, что тяга к спасательству – это социальная болезнь. Или особенности менталитета. Или издержки воспитания.

    Я иду по набережной после провала основного вступительного экзамена. Иду и понимаю, что шансов на поступление у меня никаких. И не учиться мне на факультете моей мечты и не работать по этой профессии. Потому что это уже второй провал.
    А навстречу мне – такая же абитуриентка с нашей кафедры. Конкурентка то есть. И шансы на поступление у нее такие же.
    - Поеду домой, - говорит она. – Нет смысла здесь находиться.
    - А я остаюсь до конца. – Отвечаю я, отлично понимая, что это провокация.
    - А ты пойдешь сдавать остальные экзамены? Если ты пойдешь, то и я тоже.
    - Конечно, пойду, - уверенно отвечаю я, абсолютно четко осознавая, что ее присутствие на экзаменах уменьшает мои шансы.
    И мы идем. Я сдаю, конечно, слабенько. А она – блестяще. И одна из всех тех, у кого три по основному экзамену, проходит по конкурсу.
    Я рыдала три дня и не могла остановиться. Все мои жизненные планы летели кувырком, и что дальше делать я не знала.
    - И все-таки я не зря приехала. Помогла кому-то исполнить свою мечту, - подумала я и перестала плакать. Если ты чувствуешь себя человеком, ты имеешь право быть бездарностью.
    И я пошла забирать документы. В приемной комиссии удивленно посмотрели и сказали: «Для таких, как вы, тоже есть возможность учиться. Вы же сдали все экзамены». И мы учились с ней вместе.
    Через пять лет девочка вышла из института с красным дипломом.


    Я ненавижу людей

    Тем, кто сдает экзамен в школе вожатых, нужно тридцать раз произнести вслух: «Я люблю детей». Многим нашим сотрудникам, имеющим дело с народом, не мешало бы пятьдесят раз произнести фразу «Я люблю людей». Как-то раз я даже повесила для своих эту надпись. А потом стала их понимать.
    Утро. Не хочу идти на работу. Оттянуть как-нибудь это время. Но я уже на месте. Не хочу никого видеть. Спокойно посидеть в тишине, в одиночестве. Первый клиент врывается как только я успеваю открыть дверь: «Вы работаете?» Нет! Мы еще закрыты! Утро началось. Нужно опять улыбаться всем и говорить «Здравствуйте!».
    - Здравствуйте! А не могли бы вы мне подсказать…
    !!!
    Нет меня!
    Но улыбаюсь всем и говорю «Здравствуйте!». Профессиональное.
    Все. У меня обед! Извините, у меня обед. Ничем не могу помочь.
    Ну вот, полдня прошло, слава богу.
    Появляются знакомые лица. Даже настроение откуда-то взялось.
    -Здравствуйте!
    -Здравствуйте!
    Еще три часа и домой.
    Ураааа!!!
    Устала. Даже дверь не могу закрыть. Меня нет. Нет меня! Спать.
    - Алле! Привет! Ты где сейчас?
    А что случилось? Конечно, приеду. Высплюсь когда-нибудь потом.

    И вот я пью чай у него на кухне. Точнее, это кухня, спальня и гостиная в одном лице – маленькая комната в коммунальной квартире. Зато чай хороший – настоящий, китайский.
    Он говорит о чем-то общем: о том, как изучал китайский язык и о книгах Паоло Коэльо. Я пью чай и терпеливо жду. Ты же меня не затем позвал в десять часов вечера, чтобы говорить об иностранных языках. Но традиционное вступление необходимо. А пока я читаю по твоим глазам.
    Какую страшную тайну хочешь рассказать мне этой ночью? Человек ты необычный, очень необычный. Действительно, кто еще будет серьезно изучать китайский язык, если вокруг нет ни одного китайца и даже интересующихся ими.
    - А японский язык ты учить не пробовал?
    - Не люблю японцев. Жестокий народ. Вот китайцы – они добрые.
    Ты умный, талантливый, обаятельный, со своими особенными, иногда странными, принципами. Например, не целуешь любовниц, которых не любишь, в губы. Как проститутка Мария из книги Паоло Коэльо.
    А еще ты в глубокой депрессии. Потому что ничего не держит тебя на этом свете.
    - После ухода отца мать запила и умерла от алкоголизма. Я бросил институт и уехал на острова Смерти.
    Нечего тебе делать на этих островах! Не для таких они!
    - А меня на корабль не хотели пускать. Говорили, здоровье слабое для таких путешествий.
    - Зачем же стремился тогда на острова?
    - Интересно было. Только я не доплыл. Моряки из команды от скуки играли моей головой в мяч. Однажды мне это надоело, я взял топор и… Остановили. Отправили прочь с корабля. Когда я вернулся на Большую Землю, моя девушка ушла к другому. Я решил больше ни к кому не привязываться. Так и живу один.

    Я вышла из дома Переводчика в четвертом часу ночи. Десять минут на всю дорогу до собственной кровати. Он сам нашел меня и способ познакомиться. Значит, ему надоела депрессия, но справиться сам он не может. Выбраться можно из всего, главное знать, что ты кому-то нужен. А еще важно не впасть в нее снова. Нужно настроить ему жизнь.
    Я шла по ночной дороге и не видела ни звезд. Ни камней под ногами. Я погружалась в мир его депрессии. Она наполняла меня, а я еще думала, пускать ее или нет. Можно взять на себя часть чужой боли, но с остальной он должен справиться сам. Иначе – все впустую. И депрессия проглотит обоих.
    - Он сможет! – убедила я сама себя, засыпая.

    Утро. Как вытащить себя из кровати! Нет меня! В этот момент хочется забыть про все, лечь, раствориться в воздухе и слушать росу. Ту, что утром на траве. Она так мягко звенит. И кажется, вся земля вторит ей эхом… И лети весь этот мир!.. Какая там работа!.. Но чувство ответственности и привычка заставлять себя действовать, выработанные годами, перебарывают. И вместо того, чтобы упасть и заснуть, я встаю и иду, объясняя попутно самой себе, что и зачем нужно делать.
    Боже! Ну что вам не спится с утра! Стоит замок открыть – дверь вместе с ручкой снесут и тебя на улицу выкинут. Кредит. Да оформляем. (Мило улыбаюсь.) Подключиться? В кредит? С ума сошли. Откуда я знаю, даст вам банк или нет. Да подождите! Я сначала данные забью. Много вопросов задаю?! Это не я, это банк. (Мило улыбаюсь.) Долго?? Вы рабочие телефоны полчаса вспоминаете, а я виновата! И не надо мне каждые пять минут говорить, что вы уже час здесь стоите! Дали вам кредит. (Мило улыбаюсь.) Фамилия, имя отчество и подпись, как в паспорте. А я что сделаю, если вы уже десять лет так не расписывались. В паспорте же расписались полгода назад! Или это дядя Вася за вас расписался? Сейчас вам дам почитать. (Мило улыбаюсь.) Вот вам бумаги, вот и вот еще!.. Все! Пожалуйста, спасибо, до свидания! Ну что еще! До свидания!
    Здравствуйте! Я знаю, что у меня красивые глаза, но это не повод так пялиться на мою грудь.
    Люди! Вы чего все прибежали? Вот именно сейчас всем срочно что-то понадобилось! Я есть хочу! Пустите меня на обед!
    Мне тоже очень приятно. (Мило улыбаюсь.) Вам что, поговорить больше не с кем? Хоть бы дельное что спрашивали! Как у меня болит позвоночник! И голова! Просто раскалывается! Скорей бы домой…
    Как много, все-таки, значит физиология! Пью горячий чай, обедаю, Злость куда-то пропадает…
    Люди! За что я вас так ненавижу? Что вы мне плохого сделали? Разве вы виноваты, что у меня голова болит?! Что я не пообедала вовремя! Что не выспалась. Разве вы обязаны знать все на свете?! Се кнопки в телефоне, все функции в компьютере, все банковские условия, которые меняются каждый месяц! Да я сама это все не знаю! А вы родились тогда, когда и представить не могли, что появится такая техника. И друзья ваши этого не знают. А дети – по уши в работе. А внуки – уехали покорять другие города… И вы идете ко мне, как к последней надежде… А я не выспалась. И не пообедала. И голова болит. И думаю о человеке, которого не могу спасти. Люди! Вы простите меня. Я знаю, что должна вам помочь. А иначе, кто же? Но ему, ему я тоже хочу объяснить, что это еще не финал…
    - Привет! – в трубке бодрый голос Переводчика. Я сегодня проснулся, посмотрел в окно, на это чистое небо, и понял, что в мире не все так ужасно, что сегодня должно случиться что-то прекрасное. И вот я вышел из дома, и во дворе… Веришь, прямо во дворе…
    Уф. Получилось. Получилось! Получилось!!!
    Люди! Ну, конечно, помогу. Не волнуйтесь, сейчас все сделаем. Вот и все. Видите? Пожалуйста! Приходите к нам еще.
    Как много, все-таки, зависит от настроения. Или все же от физиологии?



    Пусть все расскажут розы

    В одной его руке была роза, в другой – дорожная сумка. Почему все дарят именно розы? Мне сразу захотелось куда-нибудь исчезнуть, разминутся с ним, не заметить… Но отступать было уже некуда.
    - Привет!
    И я придумала отговорку: я отнесу домой пакет (благо, в руках у меня что-то оказалось), а ты оставь где-нибудь сумку. Потом встретимся. По дороге домой успокоилась, настроилась, запаслась скепсисом.
    С ним было ужасно скучно. Казалось, он все время говорил о деньгах. Даже когда пытался рассуждать об искусстве. Это явно не мой клиент. Спасать таких – не мое дело. Ему же комфортно в этом мире, даже если он кричит, что все вокруг прогнило. Это часть игры – жаловаться на окружающий мир. И это не моя игра. До свидания. Мне было уже все равно, что он говорит. Я даже не спорила с ним. Ела пиццу, смотрела в экран на стене кафе и втихаря думала о своем – наслаждалась «выходом в свет». Когда это начало надоедать, зазвонил телефон.
    - Это мама. Мне срочно нужно домой. – Я сделала серьезное лицо.
    На выходе я умудрилась с ним разминуться и случайно встретила знакомых. И все же он меня нашел.
    - Не жди меня. Я скоро тоже пойду домой.
    - А можно с вами?
    - Нет-нет! У нас чисто женские разговоры!
    Ушел.
    Упакованная бледно-розовая роза простояла в вазе полторы недели. Успела завять-засохнуть за это время. А потом была безжалостно выкинута, освобождая место трем ярко-красным розам и веточке зелени. Этот новый букет, казалось, видел весь город. Он побывал на литературных спорах, презентации фильма, в кафе, в картинной галерее, уехал не в ту сторону не в том автобусе, но в результате был доставлен на место, освобожден от листа прозрачной бумаги, подрезан соответственно размером вазы и установлен в нее. Мой любимый богатый красный цвет! Он знал, что дарить. И хотя розы было всего три, с мохнатой зеленой веточкой они казались большим букетом и обращали на себя внимание. От них исходили тепло, добро и любовь.
    Какие цветы, такой и человек. Он терпеть не мог людей, зацикленных на деньгах. Бывший романтик. Каждый раз я узнавала еще об одной его проблеме. «Мне нужно срочно испугаться?» - спрашивала я. Но все они были уже в прошедшем времени. Он сообщал о неприятностях после того, как справился с ними. Странно, я оказывалась причастна к решению проблемы. Как удавалось мне направлять этого сильного самостоятельного человека – для меня остается загадкой. Я старалась не лезть в душу, не знала того, что он сам не рассказывал. Но во многом угадывала его прошлое и настоящее, сложив картинку из обрывков фраз.
    Если бы не Остров, мы никогда бы не познакомились – прошли бы мимо друг друга. А в закрытом пространстве развивается островная болезнь, когда несовместимые люди, становятся хорошими друзьями. На Большой Земле у многих эта болезнь проходит. У нас – осталась. Значит, было что-то общее. Возможно – море памяти. Я догадывалась о других островах, где он когда-то жил и где у него остались дом, или дача, или кусочек земли. Но там было опасно, и он ушел на Большую Землю. Жить здесь приходилось по-другому, и море памяти тянуло его лодку назад. Было холодно, противно и одиноко – Большая Земля не знает жалости. И он закрепил лодку возле моего дома, чтобы не унесло водой.
    Три розы богатого яркого красного цвета. За что? За то, что разрешила оставить лодку у своего дома? За то, что не кричала: «Убери свою ржавую посудину с моего двора!»? За то, что слушала его рассказы о заброшенных островах? А когда надоедало говорила: «Хватит об этом! Ты теперь живешь на Большой Земле!» А может за то, что принимала тепло? Каждому человеку нужно отдавать кому-то свое тепло. Иначе он перегорит. Это и обо мне тоже.

    Червовый Король

    Я сижу на крыше. Люблю высоту – я же почти летающее существо. И когда предельно грустно, я залезаю повыше и размышляю.

    Почему он меня не слышит! Я же чувствую, что ему нужна моя помощь! Странно как получается: кто-то «случайно» встречает меня в самые безысходные моменты жизни, и линия понимания появляется сразу как-то сама собой. А здесь… нас познакомили уже дважды совершенно разные, незнакомые друг другу люди в радикально противоположных ситуациях и… «третьего раза не миновать» - утешаю сама себя. А на душе… одни многоточия.
    Он обозначен в моем списке красной пульсирующей линией. Червовый Король. Персонаж почти мифический. В него верят только наивные девушки. Впрочем, в определенные моменты жизни все девушки становятся наивными и для них Червовый Король человек вполне реальный и самый желанный. Талантливый, разносторонний и бесконечно обаятельный. У него множество сфер деятельности. Про все не знает, наверно, никто. И проблем у него тоже много. Но про них тоже приходится только догадываться. По отголоскам и фрагментам, потому что и об этом тоже он никому не говорит. А человек он очень общительный. Впрочем, со своими проблемами он справляется сам, и помощь таких, как я, ему не нужна. Да и кто я для него? Всего лишь хорошая знакомая. И все-таки есть в его глазах какая-то нестабильность. Может быть, моя задача – найти ее источник?
    Он много сил тратит впустую. Поэтому их часто не хватает на важное. А может, все дело в том, что не понятно, где главное. И хочется помочь ему определиться. Но - самостоятельный. А значит, многого добьется.
    Ну а я ему зачем???
    Первый раз нас познакомили несколько лет назад. Видимо, в том месте мы как-то выделялись среди остальных, были похожи своей непохожестью. Мы общались, но друзьями не стали. Вскоре он уехал. Пару раз до меня доходили отголоски его жизни, но они были совсем невнятные. Следы потерялись. Через год уехала я.
    Оказалось, мы находились в одном городе. Когда нас познакомили во второй раз, я долго не могла понять, откуда мне знакомо это лицо. Он вспомнил первым. И все завертелось. Но… «Почему он не заметил тебя в первый раз?» - спрашивает Фея Снов. Но он меня и сейчас не видит. Он спешит в стремлении успеть все и пролетает мимо. Как мы с ним похожи! В моей жизни его нет. В других, где он формально присутствует, его тоже нет. Слишком уж быстро он перемещается. Проткнутый воздушный шарик: летает по комнате, все его видят, но поймать не могут. И все же он – в центре внимания.

    Спускаюсь с крыши. В телефоне три неотвеченных вызова. Лучший друг, коллега по работе и… Червовый Король звонил час назад! Зачем? В пятницу в девять вечера! Хотел пригласить куда-то? Не берет трубку. Через час – то же. И на следующее утро. Все! Не буду больше звонить, иначе все всплывет. Я знаю!
    В гостях, как всегда, кто-то есть. Сегодня – Островитянин. Я пытаюсь улыбаться. Как было бы хорошо, если бы здесь был Червовый Король! Казалось бы, представь – и все. Но… Зачем обманывать себя?
    Все больше хочется плакать. Наконец, я встаю и ухожу в ванную. Тупо стою и реву. Я ведь сейчас со всей дури скажу правду: «Я люблю его! Я люблю его!» Незачем Островитянину это знать. В душ. Вода смывает все. Червовый Король! Ну кто я ему! У него есть жена, подруга и любовница. А я ни при чем. У меня тоже есть друг, любовник и любимый. Но раз любимому я не нужна, нужно суметь его отпустить.
    Все? Проревелась? Только бы Островитянин ничего не спросил. Совсем не хочется говорить.
    Он не спросил. Я легла и заснула.




    Пустоцвет

    Она умирала. Время пришло. Несколько дней небесная канцелярия не могла принять решения о ее местоназначении. Что заставляло их сомневаться, не знаю. То ли старые грехи, то ли проклятие ее младшей сестры перед смертью. Меня попросили написать характеристику. Видимо они ждали только моих слов. Значит, весы в равновесии. Скажи, брось гирьку – и человек свободен. Но слово, сказанное всуе, теряет свою силу. Да и нельзя в таких случаях говорить «хорошо – плохо».
    Что мне известно о ней? Закончила высшую партийную школу, да так и работала председателем райкома партии в маленьком городке. Самая старшая из восьми сестер-братьев. Впрочем, они ее не любили, называли сухарем. Как-то отличалась она ото всех остальных. «Сухарь». Всегда знала, что правильно, а что нет, кто как должен поступить. И поучала всех: «Ты плохо моешь посуду; ты неправильно печешь пироги; почему ты не общаешься с этим человеком?» - «Не хочу потому что.» - «Ну и что, что не хочешь». В доме у нее всегда был идеальный порядок. Но не было детей. Поэтому кто-то прозвал ее Пустоцветом. Приемных она тоже не взяла. Правда к ней на лето приезжала племянница – дочь самой младшей сестры. Но племянница выросла и появилась на пороге с чемоданом.
    - Здравстуй, тетя! Можно я поживу у тебя немного, найду работу, квартиру и…
    - Нет!
    Племянница была отправлена в большой город без одной знакомой души. Впрочем, как-то устроилась и привозила тете полные сумки всего необходимого.
    Каждому человеку хочется комфорта. Никто не обязан терпеть в своей уютной двухкомнатной квартире лишнего человека. Молодая незамужняя девушка – всегда беспокойство. И еще. Каждый человек должен добиваться всего сам. Все правильно. Нужно поставить плюсик и отослать ответ.
    Через двадцать лет на кухне Пустоцвета сидела дочь племянницы и плакала в свой пятнадцатый день рождения. Друзей в новом городе у нее еще не было, оставалось только посмотреть последнюю серию любимого фильма и попить чай с тортом.
    Фильм девочка так и не посмотрела. Тихо (только бы не пришла старуха!) съели с мамой по кусочку торта на кухне и легли спать. Вскоре племянница трудом множественных усилий была изгнана со священной территории. Но эти две недели постоянного давления запомнились ей и дочери навсегда.
    Но Пустоцвет требовала посещений своей персоны. С обязательным выслушиванием поучений. Каждое такое посещение обходилось племяннице потерей нервных клеток. Посещения стали редкими, за что племянница была лишена наследства. Старые заслуги – не в счет.
    В конце концов, она имеет право решать, как ей жить. И никому не обязана оказывать услуги. Если племянница развелась с пьющим мужем и потеряла при этом квартиру – сама виновата. Пусть теперь живет в полусгнившей хибаре без воды и отопления. Раньше нужно было думать, когда замуж выходила, когда детей рожала… Сначала наделают глупостей, а потом – пожалейте меня? Извините. От жалости и появляются безвольные и бессильные.
    Последние тридцать лет Пустоцвет готовилась к смерти. Это было ее основной и единственной заботой. Других интересов и стремлений попросту не существовало. О чем еще думать человеку со сложившейся биографией?
    Когда умирала младшая сестра – мать племянницы – Пустоцвет зашла попрощаться. Все та же маленькая хибарка. Печка, копоть.
    - Так и живете?
    Разговор сестер закончился проклятием. А раньше они почти дружили…
    Теперь она не могла двигаться и членораздельно говорить. «Отдайте племяннице…» Видимо, что-то захотела изменить в последний момент. Но это только в фильмах человек перед смертью может все изменить. В реальности он может только подвести черту. Он оставит после себя только то, что сказал своей жизнью. А несказанное, неосуществленное исчезнет вместе с ним. Даже если она хотела переписать завещание, было поздно. Предсмертное желание на самом деле не существует. А если так, то какой от нее толк на этом свете? Никакого!
    Я отпускаю тебя!
    Мой мысленный крик разнесся, как финальное решение. Я почувствовала какую-то легкость, исходящую от земли.
    В это время она умерла.

    Не будите спящих носорогов


    Хорошо погуляли. Настроение у всех было сверхпозитивное. Но начало недели дает себя знать – всем нужно выспаться и завтра на работу/учебу. Мы вышли на крыльцо. Прямо у входа стоял большой блестящий «Мерседес». На капоте – значок фирмы. Оказывается, он поворачивается и наклоняется. Первой это заметила Кисонька. Она не преминула воспользоваться своим открытием и играла с круглой металлической эмблемой, как с мышью. Мы попрощались: трое из нас свернули направо, оставшиеся - налево.
    - Поверни его поперек и оставь. – посоветовал Кисоньке Примерный Мальчик.
    - Я так и сделала. – ответила она. От входа мы уже отошли.
    - А вот и хозяин машины. – заметил Медвежонок.
    Действительно, на крыльце стоял большой Белый Носорог. Рядом с ним прыгал еще один Носорожек-недоросток.
    А мы уже за углом и на другой улице другой улице.
    Носороги появились как-то неожиданно – про них все уже забыли.
    - Кто трогал мою машину!
    Не мы, это какие-то левые люди, они уже ушли. Так они и поверили. Гнев Белого Носорога обрушился на Медвежонка. Но выдать кисоньку он, конечно, не мог. «А если это девушка? Ты тоже ее тронешь? – про себя сказала я Носорогу. Он явно стремился выместить свою злость кулаками. – Нужно поддерживать общую версию. И вообще лучше не лезть в мужские разборки. А если сказать, что это я? Меня он не тронет.» но внешний вид Носорога не внушал такой уверенности. Меня начинало трясти, но мозг мой был чист и спокоен. Я молчала.
    Куртка и рюкзак Медвежонка полетели на землю. Кто первый ударит. Медвежонок в обороне. Удар в нос!.. Подскочил прихвостень-Носорожек, видимо, пытаясь показать Белому свою солидарность. Я дернулась в сторону дерущихся. Разнимать не стала (не совсем еще дура), но видимо, что-то говорила. Примерному мальчику тоже попало. Видимо, сказал что-то непонравившееся.
    - Звоните им, раз они ушли! Кроме вас там никого не было! – Белый Носорог еще кипел.
    - Это не наши…
    - Парни, вы реально не правы. – голос Медвежонка. Он знал, что говорил. И мы все тоже.
    - Ты будешь мне указывать, где я не прав?! – с вызовом.
    Я в упор посмотрела на Носорога. Он повернул голову. «Ты не прав» - прямо в глаза спокойно говорил мой взгляд.
    - Что?!! – это мне, с явной попыткой напугать.
    - Ничего. – спокойно, так же в упор глядя на него.
    - Надеюсь, парни, вы поняли, что нельзя трогать чужое. – бросил он напоследок.
    - Кажется, кто-то мне очень сильно должен. – Заметил Медвежонок, бросившейся его обнимать Кисоньке.
    Все засуетились, побежали искать колонку. А я молчала и просто шла рядом. Тоже мне ангел! Кисонька испугалась до чертиков, мальчишки… Ну не могли же они показать на девочку. А мне бы они ничего не сделали! Стоило сказать: «А если это я? Ты меня ударишь?» Наорал бы – и все. Что с девчонки взять. И потом, я умею успокаивать орущих на меня людей. Только он же носорог. Врезал бы без разбору. Тогда точно была бы потасовка. Мальчишки бы так не оставили. Даже суслики, которые, хлопая глазами, простояли всю беседу в стороне. Досталось бы всем.
    Да не тронули бы они меня. Главное – правильно сказать: «Ребята, извините, я не думала, что… Я не хотела вас обидеть. Ну, давайте я поставлю все на место.» И все! И не было бы ничего! А я испугалась. Девчонки всегда боятся за свою красоту. Я же единственная могла повернуть ситуацию!! Ангел хренов!! Спасатель, тоже мне!!!
    В такие моменты мне трудно разговаривать вслух. Зато про себя – просто поток слов. В этот вечер я просто села в такси, доехала и легла спать. Жалеть о несовершенном бессмысленно, но выводы я сделала.

    Хохотушка

    Я впервые показываю ей город. Она у меня в гостях проездом. На учебу.
    Как мы подружились с этой девочкой, которая с тройками закончила девять классов деревенской школы и читала только дамские романы и кулинарные книги? Которая курила втихаря от мамы и могла растанцевать любого мальчишку? Казалось, в ней не было не грамма серьезности.
    Казалось. Потому что никто не знал, что ей совсем не интересно было учиться в школе. А главное незачем – особых перспектив не предвиделось. Жизнь человека предрешена тем, что он видит вокруг: пьянки, драки (особенно колоритны девчачьи), интересы, замкнутые на хозяйстве, сорокалетние старики. И всем на всех наплевать. Все ее тогдашние подружки пили и зажимались по подъездам с мальчишками. А других – просто не было. В пятнадцать лет ее изнасиловал какой-то знакомый на вечеринке… И некому было сказать ей: «Посмотри, какое небо на закате. Правда, красиво?» Конечно, такие люди существовали, но только в другом измерении.

    Мы познакомились в Пасху. В этот день вылезла настоящая теплая апрельская весна, и все стремились на улицу. Она только что приехала с юга, такая же солнечная, веселая и новая. За семь месяцев ее отсутствия все поменялось: и родная деревня, и бывшие подруги и она сама. Ее стали раздражать сплетни и гадости за глаза. Она разозлилась и развернула ситуацию. В результате я разругалась с тусовкой, а она – с бывшими подругами. И завертелось – наезды, разборки, драки, приключения, открытия, знакомство с «Евгением Онегиным»… Мир стал интересным и осмысленным. Мы дышали свежим деревенским воздухом по вечерам, а заодно говорили. О чем-то философском, о метафизике, об искусстве, о поступках человеческих…
    Почему-то мы всегда знаем, как жить нужно, как правильно. Когда вовремя выйти замуж. Как обставить дом. («И почему это у тебя кресла в центре комнаты, а не по стенкам? А компьютерный стол нужно поставить в углу!») Мы знаем, что нужно говорить, что – не нужно. Как правильно поступать. Как правильно думать. («Почему ты думаешь неправильно? Думай правильно!») Мы всегда по умолчанию знаем кому кем нужно стать, где чему учиться. («А вот этому учиться вообще не надо!») А главное, все верим, что за нас это кто-то уже решил. Кроме нас самих и окружающих. Как хорошо все свалить на судьбу, а потом жаловаться на свою несчастную долю!
    Тогда я – ваша судьба! Я пришла встряхнуть и изменить равномерность вашей жизни!
    - Кто тебе сказал, что весь твой мир – здесь? Что искусство не для тебя? Ты ведь умная и талантливая! Ты видишь то, чего другие не замечают!
    Она верила мне без оговорок.
    А вокруг шептали:
    - Зачем тебе это нужно! Все уже свершилось! Уже поздно что-то начинать!
    Поздно в девятнадцать лет? Она убеждала и переубеждала. И добивалась своего.
    Закончила десятый и одиннадцатый класс, и первый курс института…

    Мы идем по центральной площади. Тишина, вечер, как-то по-особенному смотрится древний собор. Она открывает новый мир, а я предсказываю.
    - Красивый у вас город. И почему я здесь раньше не была? – удивляется она.
    - Все впереди, все только начинается, – отвечаю я.






    Великий Маг Огня

    Я выключила музыку. Хотелось послушать тишину. Мы слишком привыкли к шуму и считаем, что тишина – это вакуум, пустота. На самом деле в тишине перемещаются мысли. А мы не замечаем их. Может по-этому, мы не слышим, не понимаем друг друга?
    Я посмотрела на искру в аквариуме. Она светилась и играла. Искра из костра Великого Мага.
    Каждую неделю маг оставляет свою деревню без защиты и уходит. Он знает, что где-то рядом ходит Боль. Она в любой момент может напасть и погубить жителей. Но он уходит. Он должен.
    Должен. Во времена детства Великого Мага все держалось на этих словах. Но годы прошли, и мир стал держаться на желании. А Маг все также говорил волшебное слово «должен». Только эффекта от него не было.
    Каждый раз Великий Маг надеялся, что весь огромный костер разберут по факелам и останется одна маленькая – его – искра. Но каждый раз оставалось еще много пламени. Великий Маг расстраивался, но верил, что в следующий точно разберут весь Огонь.
    В этот раз пришедшие тоже зажигали факелы. Но Огня как будто меньше не становилось.
    - Я тоже возьму чуть-чуть. – Сказал Маленький Гномик. – Мне много не надо.
    - Не надо?!! Тебе не нужен мой Огонь? – Маг не сдержался. – Тогда зачем ты сюда пришел?!!
    Гномику ничего не оставалось, как уйти.
    Первой возмутилась Амазонка: за что выгнали Маленького Гномика? Маг не понимал. Ведь он же не прав! Взялся нести огонь – неси!
    - А если не взялся? А если только пробует? По силам – не по силам, смогу – не смогу? – не унималась Амазонка.
    - Должен!
    Черный Всадник после этих слов встал и ушел. Он не выносил любую диктатуру. Он выбрал свободу. Разгорелся спор, где каждый стоял на своем. Великий Маг обиделся на всех и впал в расстройство. Больше всех досталось Амазонке-правдоискательнице. Потому что она прилюдно посмела сказать Магу, что он не прав. За смелость – в опалу, в «огнетушители». Сказать вслух мало. Нужно донести мысль до собеседника. На его языке. Язык Мага Амазонка не знала. А он – не понимал ее языка. Все разошлись. А Великий Маг увидел, что костер его просто погас. Сам по себе.
    Должен. Или хочет? Маг каждый раз покидал свою деревню, потому что считал, что он должен создать костер. Или потому, что ему это было нужно? И жить он без этого не может? А Маленький Гномик? Разве он обязан нести большой факел. Падать и обжигаться. Или лучше пусть он возьмет маленькую искру, научится с ней обращаться и вернется еще. Быть может с факелом.
    Я посмотрела на свою искру в аквариуме. Нужна ли она мне? Я показываю ее гостям. «Хотите посмотреть живую искру?» конечно! И становится светлее. А если сказать по-другому: «Ты должен увидеть искру!»? Все разбегутся. И она погаснет, как тот костер от гнева Мага.



    Время истерик


    Он собрался с духом и рассказал. Про Проклятые острова. Про то, что раз попав на них очень сложно убежать, что в каждом ушедшем остается черный дым. Тот дым, который накрывает острова, закрывает солнце, отрезает от всех, проникает внутрь. А когда дым исчезает, его частички пульсируют внутри человека, мешая ему жить. Они стремятся вырваться наружу, разрывая кости, сосуды, кожу. Они тянут назад, в черный дым. И выгнать их не так просто.
    Я слушала внешне спокойно, но меня начинало трясти от его слов. Он говорил, что ушел с острова за день до нашего знакомства и брел по Новому Острову, не видя ничего. Черный дым еще жил в нем. А потом увидел меня и заболел островной болезнью. И решил, что никогда не вернется на Проклятые острова и останется на Большой Земле. Как-то вдруг решил. Но через неделю его лодка оказалась у моего дома.
    У меня кружилась голова от всего этого. Теперь я не могу его бросить. Вот привыкнет жить на большой земле – тогда уйду. У меня своих проблем хватает! А тут еще!.. Впрочем, я ничего не обещала. Как я с этим справлюсь?!! Да брось, ничего делать не надо, не накручивай сама себя! От тебя требуется только существовать на белом свете и внушать уверенность. Но как это сложно: чувствовать ответственность за душевное спокойствие, когда у самой сплошные истерики.




    * * *

    - Я еду.
    В телефоне голос ее дрожал и срывался.
    - Да, конечно. – спокойно ответила я.
    Она вошла бледная и растерпанная.
    - Ничего не спрашивай. У тебя есть сердечные капли?
    Лекарств дома у меня не бывает, поэтому пришлось бежать в аптеку.
    - Что случилось?
    - Ничего не спрашивай. Если я скажу, будет хуже.
    Уже от таких слов становится плохо. Кто-то ее шантажирует. Теперь я точно выясню в чем дело. А иначе, как можно помочь?
    Полу-вопросами, полунамеками выясняю, что какой-то известный артист, которому она шесть лет писала письма с идеями и проектами, подсылает своих людей.
    - Стекла бьют на работе, сын весь избитый ходит. И дом у меня не зря сгорел. Это все одна цепь. Я ему полтора года ничего не писала, у него дела хуже пошли. Мне дали срок до Нового года. Нужно куда-то спрятаться.
    Как так получается! Она делает людям добро, а получает неприятности. После тяжелого развод с мужем уехала к матери. Та помогла воспитать двоих детей. Но однокомнатную квартиру, где они жили вчетвером, пришлось оставить и уехать в другое место – война вам не шутки. После мытарств и переездов оказались в маленькой хибарке. Дочь отправилась в большой город делать карьеру. А сын остался с матерью он постоянно попадал в истории по причине своей слабохарактерности.
    В этой же хибарке умерла мать. Перед смертью поругавшись со старшей сестрой. С тех пор Страдалица не общалась с теткой. Только пришла через три года на похороны. Впрочем, бездетная тетка отставила все соседке. Племянница была лишена наследства – видимо, не соответствовала партийным нормам.
    А полгода назад у страдалицы сгорела и эта хибара…
    - Сами живы, деньги, документы вынесли – остальное ерунда. – сказала ей дочь по телефону.
    Но дочь далеко и тоже без собственного жилья. И Страдалица осталась добиваться жилья как погорелица. Победив во всех судах, она так и осталась ночевать на стульях на работе с пропиской в несуществующем доме.
    И вот теперь она у меня, после сердечного приступа, трясущаяся и запуганная. Как я раньше не заметила, что происходит с родным мне человеком!
    Что теперь? Как? Куда? Неужели в любой момент могут напасть в подворотне? Избить или упрятать в тюрьму?! Чем она заслужила это? Бред какой-то! Так и с ума можно сойти. В данном случае это лучше, чем в тюрьму… БРРРР!!! Что за мысли! Все, спать! Разберусь этим завтра.
    Пытаюсь спать и не думать. Но мысли все расползаются по моей голове. К утру начинаю анализировать.
    Как он передает информацию? Есть ли улики, письма, номера входящих звонков? Вся информация – через газеты. Через статьи в газетах? А больше ничего нет. Все номера скрыты. А писем не было. Бред. В голове всплывает чья-то фраза: «Если долго не спать, такие глюки начинаются, круче, чем от наркотиков». И вспоминаю себя, то состояние, когда от бессонницы теряю грань между сном и реальностью.
    Все начинает вставать на свои места. Разве можно нормально полгода спать на стульях после пережитого пожара и нервотрепки в судах!
    -Знаешь… - я начинаю издалека.
    Но Страдалица человек умный и быстро додумывает верные выводы. Невроз. Уйти на больничный, успокоиться и подлечить нервы. Не надо доводить до психушки.

    * * *

    - Алло! Извини, я на Проклятых островах…
    У меня внутри все упало. Молчу в трубку. Потому что говорить я не могу – расплачусь. А плакать нельзя.
    - Не хочу тебе врать. Наши отношения перешли ту грань, когда можно врать…
    Кусаю губу. Только бы он не услышал, что я плачу. Влажная соль на коже.
    Набираюсь сил:
    - Хочешь, я приеду?
    - Со мной все нормально…
    Угу, знаем мы.
    - Послушай, тебе нужно меня увидеть? – это я.
    Пауза.
    - Когда ты сможешь?.. – это он.
    Выезжаю. Выплываю. Договорились встретиться на маяке.
    Почему-то вспомнился Червовый Король. Давно его не вспоминала. Да ну его! Скорее к Островитянину. Только бы увести его с Проклятых островов!..
    Я в море. Меня колотит, весла выворачиваются из рук. Боюсь ужасно. Проклятый черный дым! Главное – никаких упреков. Вдох – выдох, вдох – выдох… Поплыли.
    Его лодка у маяка. Спит. Мне даже смешно стало. Спит! Надо же – спит! Ладно, хоть порядок наведу. Перебираюсь в его лодку.
    - Оставь! Давай потом. Спать.
    Проснулся. Черный дым Проклятых островов в его глазах.
    - Я все равно сейчас не усну. – отвечаю я. - А так хоть порядок в твоей лодке…
    - Откуда!.. Представляешь, они мне говорят: «Ты ведь был на Зеленом холме…»
    - А что такое Зеленый холм?
    - Зеленый холм? Там на островах Смерти…
    Острова Смерти!.. Я замираю.
    - Каждый раз плыву к Зеленому холму и застреваю на Проклятых островах.
    Я обнимаю его крепко-крепко, как будто смогу выдавить весь черный дым.
    - А в этот раз даже до Проклятых островов не доплыл.
    Я облегченно выдыхаю.
    - Только до края дыма…
    Я сцепляю руки в замок. Не пущу… Не пущу…
    - Вот отправлю тебя на берег и поплыву дальше на Зеленый холм…
    - Не пущу! – уже в слух повторяю я.
    - Знаешь, они зовут меня каждую ночь на этот холм… Уже семь лет…
    Я прячусь в его руках. Вот оно что. Я уговорю этих призраков идти без него. Я в нем сильнее.
    - Маленькая… Не хватало, чтоб я еще за тебя волновался… - Как бы в ответ моим мыслям он обнимает крепче.
    Я собираю все силы и закрываю глаза. Передо мной появляются лица призраков.
    - Отпустите его. Он мой. – Спокойно и уверенно говорю я им. Они смотрят на меня, но я не отвожу взгляд. – Вы же знаете, что он не виноват. Отпустите его. А я отпускаю вас.
    Призраки замирают. А потом медленно растворяются на моих глазах.
    - Знаешь, твой дом тянет меня сильнее, чем черный дым, – раздается голос Островитянина, как из другого мира.
    - А если меня не будет? – я возвращаюсь в реальность и понимаю, что меня трясет.
    - Если тебя не будет, тогда какая разница, что со мной случится…
    Слезы медленно катятся по моим щекам бесконечным теплым потоком.
    - Я очень за тебя испугалась… - уже всхлипываю в его руках и не могу остановиться.
    - Ну вот, хотел тебе пожалобиться, а получается, что сам еще и утешаю. – он пытается шутить.
    - Все хорошо. Я уже не плачу. – Но мои слезы на его руках и футболке.
    - Ты же знала, что со мной будет сложно… - звучит его извиняющийся голос.
    - Не пущу, - как заклинание повторяю я, - никуда не пущу. Не пущу. Никуда не пущу. Не пущу…


    Я просыпаюсь дома, в кровати. Слабость во всем теле. Туман в голове. Как будто это я была вчера на Проклятых островах! Знобит.
    - Спи. – Он целует меня в лоб. – Выпей таблетку и спи. У тебя температура. Тридцать девять и три.




    Время спокойствия

    - Давно не видела Переводчика, - подумала я, заходя в магазин.
    Подняла глаза и…
    - Привет!
    - Стоило только вспомнить! Ты как?
    Передо мной улыбающийся жизнерадостный человек. Через месяц после нашего разговора он встретил ту, с которой живет уже несколько лет. У него, наконец, неплохой стабильный заработок.
    - А недавно меня друг познакомил с настоящим китайцем. Он инженер, и здесь в командировке…
    Переводчик говорит мне про китайца, про планы путешествий и про всякие бытовые дела.
    - А помнишь, у меня была проблема…
    Была. Значит, я не зря верила, что он сможет.

    * * *

    - Я к тебе приеду.
    - Да, конечно.
    - Я с мужем разошлась.
    А голос у нее веселый. Хохотушка, она и есть хохотушка.
    - Значит, тебя нужно поздравить!
    Ее новый мужчина взрослый, спокойный и уверенный. И смотрит она на него по-особенному. А мы гоняем с ним шары по зеленому сукну.

    * * *

    Я пью чай с Амазонкой в огромной пустой квартире. И я говорю, говорю. Что мир такой, каким мы его создали. Что человек может вылепить из себя все, что захочет. Что нужно принимать мир, жизнь, события, людей какие они есть, и тогда мы сможем менять все. Она внимательно смотрит. И для нее все это ура-оптимизм. А для меня – проза жизни. И мне хочется сказать: «Как ты можешь жить в этом черном цвете?» Я не люблю черный цвет, он не мой. В большом количестве он душит меня. Хотя как здорово можно нарисовать черное на черном! Белое на белом так не изобразить.
    И взгляд ее говорит: «Неужели ты не видишь, что происходит?» И ей хочется кричать и бить во все колокола. А я говорю: и что такое этот твой абстрактный трагичный мир? Это конкретные мы с тобой сейчас за этим чаем. И между нами – стеклянный сосуд, в который мы кидаем свои мысли. И вот сосуд наполнился, и содержимое разбивает форму на множество осколков. И мысли наши разлетаются на шарики – где ее, где мои, где вперемежку и путешествуют по земле, пристают к людям. А люди отталкивают их, или берут и кладут в свои стеклянные сосуды. А потом добавляют свои мысли и емкость бьется, и шарики летят по свету… И вся наша планета – большой шар мыслей…
    Амазонка сидит и слушает. А я говорю и говорю. И кажется, что я очень много говорю. А хочется услышать ее. И мы пьем чай и кидаем мысли в стеклянный сосуд. Я не люблю черный цвет, я кидаю белые и пестрые. А она – темные и черные. И наши шарики мешаются, и сталкиваются, и разбивают сосуд и разлетаются по свету…

    * * *
    Я сижу на крыше и смотрю вверх. Дневное небо я люблю больше. А еще интереснее наблюдать за рассветно-закатным – в состоянии перехода.
    А ты веришь в путеводные звезды? А в приметы? А я верю только в те, которые совпадают с моими внутренними ощущениями. Ты можешь назвать путеводной звезду или любой другой предмет и убедить себя, что он ведет… Туда, куда ты сам хочешь придти. Главное, настроить свое направление. Как струны у гитары.
    Я слышу твой голос:
    - Ангел, ты можешь меня спасти?
    - Нет, я только могу настроить твои струны. А что ты на них сыграешь…


    Часть вторая. Время открытий

    Фея Снов

    Вот и наступила степень предельной ясности. Максимального осмысления. Видимо, есть такая точка, когда все становится понятным: что делать, как делать, когда… Наступает спокойствие, уверенность и удовлетворенность собой. Одно плохо – скучно.
    Ну надо же! Сначала я устаю от нагрузки, потом – от бездействия.
    Интересная штука: когда нам спокойно, кажется, что у остальных такое же настроение. Если мы летим и стремимся, все вокруг тоже должно куда-то мчаться. Как будто мы – центр вселенной. Впрочем, так оно и есть. Только вот рядом – такие же миры и вселенные.

    Спокойная, позитивная, лирическая мелодия. Звонит Фея Снов. Лучшая подруга. Раз уж я про всех рассказываю, где мы познакомились, скажу и про нее. Это произошло в дурдоме. В специальном месте для дураков. Зря смеетесь. Туда еще не каждый попадет! Сидит там компания дураков и решает: кто из пришедших всех дурнее. Сможет ли он стать настоящим дураком или побалуется и в умника превратится. Вдумчиво решают, основательно, чтобы наверняка. Потому и заседают раз в год. Посидят, поболтают, а потом учат новоиспеченных дураков всяким дурацким штучкам. Дурачатся. Потому и уходят из дурдома кто когда захочет. Только с разными результатами. Многие заражаются дурацкими болезнями и становятся хроническими дураками.
    У Феи Снов дури в роду было предостаточно, поэтому она считает себя слишком нормальной и очень расстраивается по этому поводу.
    - Хоть бы кто-нибудь дурочкой назвал! Может, я действительно, слишком умница?
    Фея снов любит детей. И людей тоже любит. Считает, что все они умные и хорошие и лишь она все делает неправильно. Фея Снов – натура нежная и впечатлительная, абсолютный меланхолик и нытик. А у меня аллергия на нытиков. И тем не менее, она – моя лучшая подруга.
    - Я, конечно, понимаю, что у тебя дела, работа, к друзьям заехать некогда. Так всегда: как тебе что-то нужно, всех на уши поднимешь, а как от тебя - ничего не добиться! – вот так, сходу, без предисловий. Значит, наболело у человека.
    - Ты же знала, что у меня вчера было важное собрание.
    - Можно иногда и уйти с собрания из-за друзей!
    Можно, конечно.
    - Все говорят: «Ты сама виновата». Да, наверно я и виновата. Я вчера двум знакомым подарила по выжигателю. У них, оказывается, такая мечта была. А мои мечты кто исполнять будет? Почему все сели мне на шею и поехали? Все живете по принципу выгоды? Такая у вас дружба?!!
    Ну, я же не обязана все на свете знать и чувствовать! Тоже иногда зеваю и не слышу. Я знаю, что у человека истерика, потому что не выспалась, потому что на работе издергали и дома нервная обстановка. И все-таки если истерики регулярны и по тем же причинам, значит, происходящее имеет системный характер и призывает постоянно заниматься данным вопросом. Проще говоря, это надо лечить.
    Только я не психолог, я всего лишь ангел. Я просто принимаю людей такими, какие они есть. А какие они есть? Кто она – Фея Снов? Столько лет ее знаю, а не перестаю удивляться. Потому что человек развивается.
    И я молчу и слушаю. Она сама отлично знает, что я ей скажу: хватит ныть, нужно не плакать, а действовать… Только ее проблемы не решить одним взмахом руки. Даже если в ней волшебная палочка. А душевного спокойствия хочется прямо сейчас. Ну хотя бы капельку!
    - Хватит учить других жизни, - говорю я себе. – Посиди и послушай.
    Это на словах все просто. А на деле… То, что комфортно мне, неприемлемо для нее. «Решения верны только здесь, только сейчас и только для меня» - цитирую сама себя.

    На следующий день она позвонила и извинилась за вчерашнее. Она всегда так делает.
    А я чувствовала свою вину. За то, что не услышала, не смогла понять, что человеку плохо. Пусть даже в сотый и двухсотый раз. Или каждый должен сам справиться с истериками? Почему всегда получается так, что когда тебе плохо, рядом нет тех, кто может утешить? Может быть, потому что самостоятельно нужно понять и осмыслить, что с тобой происходит? И почему так происходит. И сделать так, чтобы больше это не повторилось. А значит, поменять себя. Переродиться из куколки в бабочку через боль.


    Кисонька и Мурлыка

    На самом деле Кисонька – это человек, а Мурлыка – кошка. Только названа в честь человека – любимого человека Кисоньки. Мурлыка как бы есть и как бы нет его. То есть он реально существующий и у него какие-то там отношения с Кисонькой… Только он регулярно исчезает месяца на два – три, живет где-то в городе, чем-то занимается, а потом появляется пьяный и с кучей проблем.
    Лет в девятнадцать – двадцать я пыталась осознать, что такое любовь. Все вибрируют этим словом, а единого определения не найдено. В результате разных там размышлений я сделала вывод, что любви как ее везде описывают, попросту не существует. Есть другие проявления.
    Первое – это влюбленность. Когда в голове дурдом (бедлам, бардак, бордель), связанные с конкретным человеком.
    Второе – это отношения. Отношения, дошедшие до такой степень, когда человек становится родным и «в доску» своим. Появляется определенная степень доверия, укрепленная связью психического состояния каждого. Создается некая дуальная структура.
    Нить, удерживающая такие отношения может быть разной: получение тепла и ласки, ощущение защищенности и комфорта, или просто нехватка секса. Сюда можно еще вчписать самоутверждение, понимание своей нужности и много еще чего. Причины совместных отношений для каждой из частей дуальной структуры могут быть разные.
    Короче, терпеть не могу, когда людей используют. Когда говорят о любви, а на самом деле…
    И вообще, это не мое дело. Они сами разберутся в своих отношениях. Я же ничего не знаю: осколки, урывки, краем глаза. Может, все наоборот. Может, она его изменит. Может, она спасатель, покруче меня. Может, все устаканится. « И жили они долго и счастливо.»
    Только как изменить человека, на проступки которого ты особо повлиять не можешь?
    Она взрослый человек и сама решит, как поступать. Вмешиваться бессмысленно и неправильно.
    И я жду.

    * * *

    Зачем он мне рассказал эту историю? Думал, я буду его презирать за случившееся? За то, что смелости хватило сказать: все кончено? Да я рада даже, что это, наконец, случилось. Даже относиться к нему снова стала хорошо. Лучше один раз все оборвать, чем постоянно тянуть. Пусть будет больно один раз, а не постоянно. Я знаю, к постоянной боли привыкаешь, перестаешь ее замечать. А болезнь тем временем развивается. Лучше операция – и потом выздоровление.
    Кисонька боится боли. До ужаса. Но потом держится молодцом. Недавно у нее нагноился палец. Тянула до последнего. Пока боль не перекрыла все. Посреди ночи уехала в травмпункт.
    И тут - новая операция. Кисонька старается держаться и не плакать. И кто сказал, что слезы – признак слабости? Лучше проплакаться, прокричаться, выпустить боль из себя. Но Кисонька не хочет никого видеть. Даже Медвежонка с Примерным мальчиком
    - Будут спрашивать про то, что их не касается.
    Как хорошо, что я научилась не задавать лишних вопросов. Человек сам расскажет все, что ему необходимо выговорить.
    Мы же часто решаем вопрос: как я буду жить без… Потеряли мобильный телефон или кошелек. Что? Живем! А тут теряем то, что нам не принадлежит, и – в слезы. В чем трагедия? В том, что его планы проходят мимо нас? В том, что он что-то может без нас? То есть просто наше самолюбие возмущается: я нехороша? Это старадания старой потертой выброшенной куртки. Или использованного презерватива. Признание того, что сама ты ничего из себя не представляешь. Неужели, твоя ценность измеряется только причастностью к нему? Как говорит один мой друг: «Чьих будете?» Какая разница «чьих»! То, что мы окружающих оцениваем мерками принадлежности, это уже привычно. Мы делим людей на группы по профессии, по уровню достатка, по любимому музыкальному направлению – по признаку, который для нас важен. Тоже ведь показательно – для кого что имеет значение.
    Но мы ведь и себя меряем принадлежностью! А так ли важно, что кто-то исключил тебя из своей «группировки»? Одни говорят тебе «нет», другие – «да». А чья группировка лучше, мы еще посмотрим.




    * * *

    - Так-то оно так. Все правильно. – говорит Кисонька, услышав мои мысли. – Только все равно хреново.

    История с презервативом

    Еще при рождении, на фабрике резиновых изделий ему говорили, что он создан для великого дела: защищать людей. Странно только, что защищать их нужно от самих себя.
    - Зачем же им тогда общаться, если они несут друг другу страз и болезни? – недоумевал наш Прези.
    - У них организм так устроен, - поясняла упаковка. – А ты поможешь им получить особое удовольствие. Вон ты какой ребристо-пупырчатый!
    И Прези наполнялся гордостью за свою великую миссию. Он чувствовал себя элитой общества и общался только со своей упаковкой. Она отгораживала его от мирской суеты и давала возможность думать о высоком – о миссии.
    Но время шло, а тот заветный миг все не наступал.
    - Как же так? Я готов к великой миссии, но где же та рука, которая освободит меня из плена упаковки? Может, есть более достойные, чем я? Или просто время мое не пришло? Но настанет тот день, когда я распрямлюсь, растянусь во всю свою силу и мощь!
    Но ждать было ужасно скучно, и он мечтал. О том, как увидит свет и услышит восторженные голоса и торжественно станет защищать здоровье людей до скончания своего века.
    И в тот самый момент, когда в своих мечтах он был на пике славы и звучали фанфары и пелись оды ему, упаковка разошлась и чьи-то пальцы вытащили его на предполагаемый свет.
    - Вот оно! – восторженно подумал Прези.
    Но вместо света вокруг царила полутьма. А вместо музыки – ругань и запах алкоголя.
    - Нужно стойко переносить тяготы и лишения, когда идешь на подвиг! – успел подумать он.
    А потом что-то случилось. И он почувствовал тепло с одной стороны и холодный воздух – с другой. И все смешалось: влага, и движение, и обрывки звуков, приходящих вместе с воздухом…

    Он открыл глаза и увидел, что на полу рядом с ним пыль, грязные носки, засохшие сухарики, обкусанные тараканами. Но миссия была свершена. Прези сразу понял это и был ужасно горд собой.
    - Я совершил подвиг! – сходу заявил он сухарикам.
    Но тем было глубоко безразлично, что там сделал новоприбывший.
    - Такого тараканы грызть не будут. Разве что нагадят на него, - переговаривались они между собой.
    Простив глупым сухарикам непонимание глобальных свершений, Прези решил обратиться к лежащим рядом носкам. Но те всем своим видом показывали: не подходи, убьем.
    Найдется тот, кто меня оценит, - убедил себя Прези.
    Но признание и бурные овации заменяло Подметающее устройство. И вся «тусовка» оказалась в помойном ведре. Здесь публика была еще более смешанная: бутылки, упаковки, коробочки, чайные пакетики… Уж среди этой толпы найдутся понимающие!
    - Что это в нем булькает?
    - наверно гордость. Хи-хи-хи! – услышал он скептический диалог совсем рядом.
    - Я, между прочим, подвиг совершил, - обиженно заметил Прези.
    - за это и попал в помойное ведро! – не растерялся скептический голос.
    От непонимания Прези замкнулся в себе.
    - Я же совершил миссию, для которой был рожден! И что – теперь я никому не нужен??? А где же люди? Я же их спас!..
    Неожиданный толчок остановил его мысли. Люди выбросили мусор из дома. И Прези снова бросился на поиски понимания и поддержки.
    - Я спас людям жизни! – говорил он каждому встречному и рассказывал свою грустную историю.
    - Эй, герой! Тебя даже бомжи не возьмут. – смеялись ему в ответ.

    * * *
    - А знаешь, когда-то я мечтал о высоком, - рассказывал старый потрепанный жизнью и крысами Презерватив на городской свалке. – Я продавался в отдельной упаковке в большом красивом магазине. И думал, что жизнь моя – это выполнение данной мне при рождении миссии. А на самом деле, это большая свалка, на которой ты никому не нужен…


    Диалог с Одиночеством

    Зачем ты пришло ко мне? Я тебя не звала. Зачем ты все время ходишь по людям, просишься в гости к тем, кто тебя не ждет! Ты было у меня, у Островитянина, у страдалицы, у Кисоньки… да где тебя только не было!
    Ты приходишь к людям и говоришь: «Побудьте со мной!» Ты давишь на жалость и люди предлагают тебе остаться. Жалеют! А ты закрываешь от друзей. От друзей, коллег и просто новых знакомых. Ты говоришь, что уже знаешь про них все. И рассказываешь. И тебе нельзя не поверить. Ты так убедительно! И человек больше не интересен, что нового можно узнать, если все уже сказано!
    Когда ты приходишь, я не вижу людей. И не слышу. Их много вокруг, а кажется, что рядом только ты – Одиночество. Ты – эгоисто. Ты закрываешь все. «Смотри только на меня!» - говоришь ты. Но что ты моешь дать? Остановку? Если остановиться и послушать мир – это одно. А если остановить мир вокруг себя, остановить движение… Движение – есть жизнь. Остановить жизнь? Попасть в смерть. В смерть с Одиночеством. Смерть в объятьях Одиночества. Эти объятья твои давят! Смерть из-за Одиночества. Какое соглашение у тебя со смертью? Ты приводишь к ней новые жертвы? У вас какой-то сетевой маркетинг. Она – твой спонсор. Она обучает тебя и направляет, а ты приводишь к ней новых людей. Ты обходишь всех, и говоришь с каждым., не пропуская никого. Ты у каждого находишь свое слабое месть. Женщинам говоришь про мужчин, мужчинам – про женщин. Матерям – про детей, детям – про родителей. Про плохих друзей, про жестокость мира. Да мало ли о чем может говорить людям одиночество!
    А кто ты само? Какого ты рода? Среднего? Ты – среди. И все! Ты – безродное. Ты – ничье. Ты – между. Ты ловишь тех, кто в дороге. Кто идет из точки А в точку Б или просто вышел из дома. Человек вышел посмотреть вокруг, а ты – подлавливаешь его. А когда он устал и не выспался, ты обнимаешь его, а потом – давишь. Ведь тебя обучала Смерть!
    Уходи! Или я выставлю тебя силой. Я знаю, тебя нельзя закопать, сжечь или утопить. Ты вылезешь из любого сосуда. Но я также знаю чего ты боишься. ПОНИМАНИЯ! Я звоню другу. Я буду слушать его. Его, а не тебя. И говорить ему, а не тебе. А потом снова слушать. И тогда наступит понимание. Оно накроет нас, как рассвет. А точнее, как два света – его и мой. И оно растворит тебя. Ведь ты боишься понимания, как нечисть солнечного света.
    Отныне ты – мой главный враг. Я отправляюсь на поиск понимания. И даже если я найду лишь его крупицы, я принесу их туда, где ты хочешь быть. Я принесу его людям, как Прометей – огонь и скажу: «Владейте им и храните его. Растите и используйте его. И тогда оно принесет вам богатый урожай, который будет кормить вас. И в доме вашем всегда будет достаток.»
    Я осмотрелась и поняла, что одиночества со мною нет. Оно исчезло.


    Действенный анализ

    На ангельском совете меня обвинили в том, что я неправильно спасаю. Мол, от моих спасательных операций у людей истерики случаются. А вы как думали? Раз – И все счастливы? Как в сказке? И надолго это? На первой же кочке ваш подопечный споткнется – и в слезы! А что он в гололед делать будет? А они в ответ: у человека депрессия, а ты его еще и молотком по голове. Вот те на. А я думала, что у них вера в победу появится после моих слов. Так. Анализируем. Составляем план действий.
    Первое: ставить конкретные цели.
    Второе: структурировать их. Отбирать главные и срочные. Решать их.
    Третье: делегировать. Какого хрена пытаюсь взять все на себя?!!
    Четвертое: Я могу только то, что я могу. См. пункт три.
    Ведь знаю все это. И применяю. И тем не менее: новая деятельность и старые косяки.
    Пятое: решать и ошибаться. Как там у Станиславского? «Я не променяю этот провал ни на одну победу».
    Шестое: слушать, слушать и слушать. Так ведь слушаю! Значит, не так. А как?
    Литера а. Выяснить, какую информацию хочу получить. Направить разговор в нужное русло.
    Литера б. Сделать так, чтобы человек сам пришел к нужному выводу: логическая цепочка вопросов.
    Литера в. Отвечать на вопросы, которые задают. Чем конкретней, тем лучше.
    Указывать цели, объяснять причинно-следственные связи.
    Седьмое. Доводить до конца.

    А теперь - к делу.
    Можно сколько угодно расписывать как и что, «на зубок» знать теорию, думать, что все делаешь верно, а потом…
    Я вижу только то, что я вижу. То есть ничего не вижу. Спросить у зрячего. Только вот забываю, что зрячий – рядом.
    А еще не надо защищать и спасать заранее.
    «Задвигать самостийность». Нет! Не убирать себя, а избавиться от неуверенности. Я имею право быть дурой и идиоткой. Я имею право быть неидеальной. Я могу совершать ошибки.
    В тринадцать лет я твердо решила, что не буду кончать жизнь самоубийством. То – жизненная позиция. Никогда не сдаваться. Если иду – идти. Как при переходе дороги в неположенном месте. В десять лет я решила, что я – господь бог. Точнее, его составляющая. Каждый человек – творец. А что он создаст и в каком количестве – отдельный разговор.
    Самое интересное в мире – это человеческие отношения. И можно сколько угодно говорить про индивидуальный подход: с одним нужно так, с другим – эдак. Только это все абстракция. В реальности же ты думаешь. Что ИМЕННО ТАК И ПОСТУПАЕШЬ. Ан нет!
    Как при постановке пьесы: можно составить точный план мизансцен, высчитать время передвижений по сцене, игру с реквизитом… А потом выпускаешь актеров – и все насмарку. Поэтому был придуман метод действенного анализа: выходим на сцену и прямо здесь ищем способы выражения мысли.
    Репетиция начинается!


    Монолог маленькой бездарности

    Я сижу в ванной и тупо лью воду на ноги. То ли мою, то ли грею. Какое-то странное спокойствие во всем теле. Наверно, усталость. Даже не тянет никого спасать. Как будто, я лишилась дара. Ну да, так и есть, я больше не спасатель. Почему-то вспомнился тот мальчик, в которого я безумно влюбилась в 20 лет. Он был женат, но я никогда не видела его жены. Звездный, манерный и эпатажный. Но при этом умный (в том числе остроумный) и удивительно обаятельный. И откуда берутся такие люди! Ему все прощали потому что злиться было невозможно. Это именно про него я в первый раз сказала, что звезды бывают звездные, звездатые и звезданутые.
    Однажды наш Звездный герой проболтался… У каждого есть такая тайна, которую он хочет случайно выболтать. …Что его жена не может родить, потому что в свое время застудила необходимые органы. Я видела, что для него это важно, хотя Звездный герой имел любовницу. А может быть, и не одну. И даже не совсем постоянную. И кто сказал, что любящий человек должен быть верен?
    Я убеждала себя, что пока нет ребенка, у меня есть шанс. Хотя на самом деле отношения зависят вовсе не от наличия детей, квартиры, дачи, машины, телефона в квартире, общей перегородки на площадке, водосчетчика, велосипеда на балконе, стеклянной посуды в серванте, сложенного вместе грязного белья… Эти факторы могут быть лишь поводом. С другой стороны, не мог же он бросить жену в таком состоянии. Все-таки положительный герой.
    Но каждый раз при встрече я узнавала, что детей у него все так же нет и с женой он не развелся. Только дразнил меня: «Классная ты. Я бы на тебе женился. Только ты дура.» Ну да, с моим размером бюста можно и дурой быть. Я злилась, обещала разлюбить… и все оставалось, как раньше.
    В один прекрасны момент, в конец измучившись, я выдохнула и загадала: если он любит ее, пусть у них родится ребенок. Но только если они любят друг друга. Я отправила очень сильный посыл, потому что в таких случаях решать надо раз и намертво, без всяких если. Это сложно: разрешить себе целенаправленно проиграть. Мне, человеку, нацеленному на победу и умеющему ее добиваться! Мне, той, которая верит, что все возможно, нужно лишь захотеть и приложить усилия! Мне, для которой это был единственно возможный хэппи-энд!
    Впрочем, невозможный. Люди, у которых нет причин жить вместе, вместе жить не будут. События, не подготовленные предыдущими действиями, не произойдут. Но тогда… Тогда я еще не знала, что любая потеря может обернуться приобретением. И потому хотелось промолчать: их проблема, пусть сами и решают. В конце концов, никто не просил меня помогать. Да и не знал, что я могу. Да и не могу я. Мой дар не в том, чтобы перетаскивать валуны, стоящие на пути. Я лишь могу поставить их на краю оврага. А вот столкнуть туда путник должен сам.
    Но вернемся к Звездному герою. Решила я, и решила. А больше ничего не поменялось. Небеса не разверзлись, молнии не сверкнули, тучки не пролили дождь свой праведный на землю. Никакого антуража. И Звездного героя я видела редко, и отношения с ним, как прежде… А через год я случайно узнала, что у него сын родился. Я испытала прилив радости. Хотелось бежать и прыгать и всем говорить: «У него сын родился!» В этот день мне все удавалось и приносило удачу.
    Стоп! Звездный герой очень напоминает Червового Короля! Я отпустила первого – и освободилась от страха несвершения задуманного. Отпустила второго – и нашла человека, которому я нужна. Теперь потеряла дар и… избавилась от обязанности спасать.
    Я выключила воду и пошла спать. Во сне ко мне пришел Архангел.
    - Понимаешь, не удалось тебя отстоять. Слишком уж мало чудес в последнее время совершаешь. Но ты, главное, не расстраивайся. Есть возможность тебе другой талант выделить. Например, преподавательский.
    - Да я и не волнуюсь. – Спокойно ответила я.
    Они что, с ума сошли? Какой из меня педагог? Что я с таким талантом делать буду? Учить детей, как любить людей?
    У меня и без этого есть чем заняться! Хотя бы к друзьям в гости сходить. А еще работа, бальные танцы, богемные тусовки, верховая езда… полный дамский набор. Не хватает только фехтования. Подумаешь, не могу больше быть спасателем. И что? Мне меньше доверять будут? Или приходить перестанут? Да не нужно им чудес! Нужно выговориться и услышать в ответ банальное: «Это все решаемо». А еще я могу рассказать про ангелов-спасателей. И только от моего рассказа все приметы станут счастливыми. А если мне понадобится чудо, я вызову любого спасателя. И он тут же придет, будь уверен. А это уже посильнее оружие.
    А пока спрячьте мой дар понадежней. Вдруг кому пригодится.


    Прощание с Островитянином

    Глубокая ночь. Он не знает, но я ему больше не нужна. Даже не грустно. Мы собирались встретиться сегодня вечером. Точнее, уже вчера. Сколько дней назад мы договаривались? Он не позвонил. А я забыла. Теперь ночь, исправляться уже поздно. Так даже и лучше. Уйти в многоточие…
    Ты еще не знаешь, Островитянин, что дальше пойдешь один. Зато знаешь другое. Что Большая Земля тебя приняла. Что можно не плыть туда, куда зовут. Что можно отпускать призраков, и они уйдут. С остальным ты справишься сам. Ты сильный. Ты уже готов к этому.
    Странное ощущение, как будто мы разошлись в разные стороны, расслоились, как промокшая фанера – в параллельное. И между нами лишь вода. Вода воспоминаний. Мы встретимся через много лет, скажем «Привет!», как старые друзья, поболтаем полчаса и разбежимся. Потому что дальше говорить не о чем – у меня свои миры, у тебя – свои. Я знаю, ты их создашь.

    Я повернула ручку рана на кухне – начинаю глобальную уборку. Выкидываю все мелкие ненужные коробочки, заползаю в самые забытые места, куда раньше не доходили руки. Масса движений и непонятно сколько времени – и все становится почти идеальным. Пишу план дел на завтра. В голове, а лучше на бумаге. И спать.


    * * *

    Я проснулась и поняла, что я в башне на вершине горы. Наконец-то я достроила первую башню моего замка. Он на высокой горе и не каждый приходит сюда. Но приглашенные гости бывают здесь часто, потому что знают дорогу простую и удобную. В моей башне тепло и уютно. И гости приносят сюда новые вести. А я хожу из домика с берега моря почти каждый день.
    Когда я сюда пришла? Солнце прошло по кругу несколько раз, а мне кажется, что это один большой день. Кажется, в этой башне особый воздух. Он чист и свеж и настолько прозрачен, что видны те самые ниточки, которые появляются между людьми. Они почти осязаемы. Ниточки эти бывают разных цветов, однотонные или многоцветные, иногда поблескивают, иногда вьются и переливаются, как «хамелеон», иногда расслаиваются. А когда много людей с ниточками собираются вместе, сплетается узор. Бывает, что одна неподходящая нить, способна испортить весь ажур. И напротив, если все нити подходят, может получиться великолепное кружево. Так случилось три дня назад.
    Я снова собрала гостей. Они, как обычно, входили и выходили, перемещались по башне. Что-то говорили друг другу, словами или музыкой… Закатное солнце, двигаясь сверху вниз, провело лучом своим по стеклянной стенке, и тут я увидела те самые нити. Они сплетались невероятным образом и очень хотелось посмотреть, какой узор получится… Откуда здесь Одиночество. Уходи! Уходи, кому сказано! Оно меня не слышит, потому что пришло не ко мне. Оказывается, здесь есть другие люди, которых оно привыкло посещать. Их двое, и они о чем-то беседуют. Он говорит ей: «Ты знаешь, как создаются волшебные нити?» - «Нет» - «Берешь и крутишь…»
    Одиночество ходит вокруг, пытается встать между ними, но они не видят его.
    - Очень интересно! А как сделать нить цветной?
    - Пока ты крутишь нить, она наполняется цветом твоих мыслей и чувств. А еще нить может расслаиваться и превращаться в множество. И из них создается неповторимый узор…
    И они плетут узоры, и нет им дела до Одиночества. А оно злится, бьется об стены. Но никто его не слышит… И оно опять уходит, выгнанное и отсюда.



    * * *

    В эту ночь опять приходил Архангел.
    - Знаешь, на что похожи мысли? На птичьи яйца. В них есть ядро, которое в питательной среде растет и развивается в цыпленка. А иногда в крокодила. Только вот чтобы мысль стала реальностью ей нужно пробить скорлупу – защитную оболочку…
    …Перед моими глазами поле птичьих яиц. Их много, и все разные: и куриные, и страусиные, и гагачьи… Всякие-всякие. И еще несколько крокодильих. И я чувствую, что внутри – птенцы, уже готовые выйти наружу. Но все они съежились и боятся проклюнуть скорлупу. А внутри все теснее и теснее, и скоро не чем будет дышать…
    - Да что же вы сидите! Это же так просто: тук-тук – и все!
    Меня оглушает треск лопающееся скорлупы.
    - А крокодилы нам не нужны!
    Крокодильи яйца куда-то исчезают, остается лишь воспоминание о них.
    А птицы растут прямо на моих глазах. И орлы, и воробьи, и галки…
    И над всем этим слышу голос Архангела:
    - Ты даже спать спокойно не можешь, ангел-катализатор!...

    Он растворился. А я проснулась, оделась и спустилась с вершины горы.


    * * *
    Я весело шагала домой. Почему-то мимо дома Островитянина. Звонок.
    - Зайди, раз уж мимо идешь.
    Открываю дверь. Шатающийся человек. И полный бардак в комнате. На полу мусор, орешки, пивные банки вперемежку с одеждой. Клюква в коробке из-под чая, чайные пакетики –новые вместе с использованными…Скомканная простынь на кровати и такое же одеяло… Значит, аналогичный порядок и в голове Островитянина. Мне стало жутко больно от этого всего. Я стекла спиной по дверце шкафа и… Не могла остановиться: всхлипывала и глотала слезы. Когда я последний раз плакала? Когда сидела с ним в лодке у Проклятых островов? Он протягивал ко мне руки, пытался обнять и утешить. Но я вырывалась. Он говорил, говорил, говорил… Что я нужна ему сейчас. А я молчала. И думала, что надо сказать: «Ты остаешься один». И молчала. Он говорил, что я вычеркнула его из списка спасаемых. И предлагал уходить сразу. А я молчала. Может не сейчас? Так приятно быть кому-то необходимой! И все-таки, нужно уйти. Но так, чтобы он понял: где-то внутри него перо из моих обрезанных крыльев.
    За окном замаячило Одиночество. Оно охотится за мной! Подкарауливает! Островитянин не видит его. Зато чувствует мои мысли.
    - Пусть этот последний вечер будет…
    - Последний? Почему последний?
    - Потому что он может быть последним.
    Я обняла его. За кроватью – камушки с Островов Смерти. Те самые, внутри которых стопроцентноубийственный яд. Я встала и вызвала такси.
    - Уезжаешь, даже не поговорив?
    - Это должно было случиться. Рано или поздно я бы ушла. Сейчас самое время.
    Он замолчал.
    - У меня под кроватью камушки с островов Смерти.
    - Не под кроватью, а за кроватью.
    - Какая разница!
    Он хотел сказать что-то еще и много всего еще… Но я обняла его голову и прижала к себе.
    - Все будет хорошо.
    - Прощай.

    В такси играла какая-то глупая музыка. А вокруг – ночной город. И вереница огней.
    Вот и все.


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Дом Ильи
    © Елена Смиренникова. Записки ангела

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

ССЫЛКИ

ООО Автофургон - коммунально уборочная машина купить в Москве.
Как делается туристическая виза в Россию для граждан любых стран
У нас вы можете купить белый чехол для iphone 4s по оптимальной цене. Vip чехлы для iphone 4.
что приносит удовольствие




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".