Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 10.05.08. ПОЭЗИЯ
  • Александр Виноходов (Вологда). Говоря по душам – и бездушно

    22 года. Место временного жительства город Москва, место прописки город Вологда. ВУЗ: Литинститут, 3 курс. Стихи я пишу с 16 лет


    * * *
    Я иду и размышляю, я иду и убываю
    Ничего не понимаю

    Я не ведаю ту волю, сочную ту волю
    Чтоб к Ямскому полю…

    Хоть бы даже и убийца, грешник-кровопийца,
    Да не застрелиться…

    Ничего не понимаю, вроде чудо замечаю
    Отчего мельчаю?..

    Вроде город и красивый, вроде лицам
    Есть, где бриться

    Пропадай, как эти дети, говорю себе же -
    Океан безбрежен



    * * *

    По проселочной дороженьке по главной
    На велосипеде мчаться славно, славно
    Не смотри, что справа райотдел обкома
    Городок такой же, выходи из дома

    Это наша родина, но никто не знает,
    Отчего нам родина грусти прибавляет
    Ни Кузьмич не знает, ни Ефимыч тоже
    Дай и мне незнания такого точно, Боже!

    Пьяненькая бабонька, отворяя ставни,
    Морщится от свежести, - ничего в стакане
    Кроме жирной мухи, мертвой и бескрылой
    Полуштофчик миленький, где тебя носило!

    И зачем с тобою по дворам старинным
    Подражая местным увальням былинным
    На велосипеде уносились далеко ли, близко
    По пустыне курской, чуть не аравийской

    * * *
    И мы стучались в окна зимние,
    И мы слетались на тот свет,
    Рубашки светлые и пыльные
    Носили по семнадцать лет

    И разговоры одичалые
    Кружили об одном
    Гитары, в юности бренчалые,
    Тускнели ночью, днем

    Когда настал на грязной скатерти
    Пасьянс и разговор,
    Ты был один, никем не незапертый
    И понимал: всё вздор

    И улыбался небу синему
    И красному словцу
    Не понимая, что Всевышнему,
    Что нам, что мертвецу


    * * *
    Дым за окнами, желтый и синий,
    Ни уехать, ни даже привстать
    У помойки, обугленно-пыльный,
    Дядя бомжик листает тетрадь

    Видно, школьница, милая очень,
    Сочиняла всю ночь напролет
    Про любовь и про то, как неточен
    В ожиданиях каждый, кто ждет

    Вряд ли многое было понятно
    Заглянувшему в мусорный бак,
    Только жирные круглые пятна
    На листке с надписью Доширак

    Невозможно закончиться куче,
    Опрокинутой грязным ведром,
    На помойном отрезке зыбучем,
    Захлебнувшись в тетради, умрем

    я приеду сюда умирать;
    ты ответишь мне: миленький, вздоришь;
    никогда не дано нам узнать -
    Ярославль, Симферополь, Воронеж…

    Волга, Дон, Енисей… а Двина?
    Знаешь ли, что зимою там зимы?
    Знаешь что – вот немного вина
    Только тссс про архангельски-крымы…

    Только тшш и давай не про смерть
    Я не то, что боюсь, - это скучно
    И к тому же бессмысленно ведь,
    Говоря по душам – и бездушно


    * * *
    послушаем музыку - старый квартет
    а я не могу: ни пятнадцать, ни семьдесят лет…

    да, рано, да, поздно; да, фа; да бемоль,
    три четверти – да; да, реприза, триоль…

    а дальше? А дальше ужимки плечей,
    не надо, прошу, мне таких палачей

    а может быть, в этом надежда и есть,
    что Йозефу Гайдну на сцену не влезть?

    И вы проходимцы, и мы дураки,
    Но пальцы такие же, юны, легки

    И я не могу апплодировать вам,
    Мне ближе любовь к недалеким вещам

    В июле прекрасном и в наш городок
    Заезжий квартет, один вечерок…



    * * *
    длинная скатерть пустых предложений,
    в городе Градове тоненький гений

    в поезде северном, синем, убогом
    курит, смеется, мается с богом

    мальчик такой коренастый - что надо,
    будет на Пушкинской в центре парада

    свой карандаш доставая из ножен,
    будет приданным преднощно обложен

    тоненький велик взлетает как будто -
    вдоль по асфальту блаженства минута

    кто ему скажет, что это опасно?
    Длинная скатерть – и та безучастна

    Кто ему скажет, что строчки ужасны,
    Что его дни, как и строчки, напрасны?


    * * *
    приходят вечером Платоны
    в назначенный нам срок
    их поучительный и вздорный
    противен Диалог

    и непонятно это благо
    в животном дне души?
    с чего взялась твоя отвага
    и оптимизм – скажи?

    Приходят вечером одежды -
    Рубашки и плащи
    С чего, Платон, твои надежды
    И оптимизм, скажи?

    Что этот разум безусловный,
    Кого сегодня спас?
    Смотри, за веком век бескровный
    Сменяется тотчас


    * * *
    когда бы мыслью вдруг запахло
    простой и той,
    что в майке полосатой жахлой -
    пришла пустой

    такою, что уже не растекалась –
    по древу, а
    плыла (но только не плескалась -
    нет, не плотва)

    тогда бы не было ни мочи,
    ни ни-ни-ни…
    сказать себе, застлавши очи,
    мол, были дни!..

    да, время было чащей бурой
    в страничных днях,
    что одномерной сигнатурой -
    корявый взмах

    но ты безмысленно за рифмой
    поставишь знак
    как встарь, за пепельной и дымной
    бумагой – мрак:

    мы Александра Блока знаем
    и даже чтим
    но рифмы ни его не повторяем,
    ни тех, кто с ним


    * * *
    Когда растаяли сюжеты
    И лица в поте и слезах
    Обезобразились от ренты
    Он вышел – гений, патриарх

    Он говорил ей: неглубоко,
    Моя прелестная, играть,
    Пожалуй, лучше, чем глубоко
    Вздыхать, вот так, как ты, вздыхать

    Вздыхаешь осенью и летом,
    Зимой простуженной вздохнешь
    И нет ни капли смысла в этом
    Вдохнешь разок, вздохнешь - помрешь

    И для того мы, патриархи,
    За ваши вздохи терпим стыд
    Что сами без своей рубахи,
    Что срам наш господу открыт



    * * *
    терзаемый бренностью тела,
    не вышел сегодня за двери
    и думал опять между делом
    что горькая, мутная в белом,
    во всем разуверит

    но вдруг пригласили на вечер
    и не было воли остаться
    и Эллингтон с гроздями гречи
    смеялся и клялся – излечит
    меня, оборванца

    да, я в уголке за диваном
    хлебнул новомодного бита
    и Эллингтон в облаке рваном
    смеялся и клялся рэгтаймом,
    что море разлито



    * * *
    Бывают вера и сомненья:
    Бывают Мурманск, Тула, Плес
    Бывают донья и дуэнья
    И риторический вопрос:

    “Могу ль узреть во блеске новом
    Мечты увядшей красоту?”
    Жуковский был, бывает словом,
    И будет в “Море” - перечту

    А были ль на асфальте влажном
    Существования черты,
    Когда ботинок в ритме важном,


    Была ли строчка перед этой
    Была ли, не была, как знать…
    Ах, быть бы мне хотя бы сметой -
    Столбцами тоненькими в ряд


    * * *
    никогда не курил с парижанами
    не видал я их вьющийся дым
    но за их головами тюрбанными
    мне приметился дядя Назым

    по небритой щеке его стуженой
    можно было узнать наглеца,
    да и с речью, уже офранцуженной,
    не исчезла манера купца

    как родной, возле Сены качается
    мягкий трубочный дым наглеца
    и в глаза ничего не бросается,
    кроме твердой ладони купца

    никогда за порогами барными
    не видал я их вьющийся дым
    но за их головами тюрбанными
    улыбнуля мне дядя Назым




    * * *
    Равно отношение a³/T²
    Кеплер Иоганн очень, очень рад
    Рада вся Европа, радостен весь Линц
    И учитель Браге, преклоняясь ниц

    Выронил случайно маленький секстан…
    (миленькие дети, дядя Браге пьян,
    Марсу дядя старый больше не один,
    Скоро дядя в Праге потеряет чин)

    Равно отношение a³/T²
    Англичанин Ньютон очень, очень рад:
    Рада вся Европа, счастлив Линкольншир:
    К миру гравитация приближает мир!


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Дом Ильи
    © Александр Виноходов. Говоря по душам – и бездушно

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

ССЫЛКИ

Необходима упаковка имущества? Заказывайте офисный переезд у Нас.
Раскрутка сайта по факту. Бесплатные способы раскрутки сайта ракрутка сайтов
британика энциклопедия
зимние каникулы в финляндии




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".