Илья-премия


2009

НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ

  • 09.05.08. ПОЭЗИЯ
  • Ольга Дернова (Москва). Антоновка

    Год рождения - 1979. Пишу серьёзно с 15 лет, а публикация одна: "Российский Колокол", 2007, 1.


    НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД

    Перекованный голос пробовал соловей,
    на тропе иногда попадались встречные.
    Даже здесь, в окруженье зелёных лесных ветвей,
    нам мерещились звёзды пятиконечные.

    Даже здесь овраг живого укрыл и спас,
    а ручей печально обмыл лежачего.
    День Победы опять выходил из нас,
    как сказуемое выходит из подлежащего.

    Он пронизывал нас, как штык, и была горька
    эта рана. Но, плача от умиления,
    говорила мама, что там, на конце штыка,
    хватит места ещё для целого поколения...

    _^_




    СНЕГ ПАДАЕТ

    Снег падает машине на крестец,
    и вес осадков выверен до грамма.
    И каждая снежинка - словно текст,
    понятная лишь богу стенограмма.

    Пожаты, упакованы в архив -
    на семь дождей, на сто туманов хватит.
    Не вырваться природе из сухих,
    прохладных и щекочущих объятий.

    Снег падает на свой аэродром.
    И понимаешь, подставляя шапку:
    из города, укрытого ковром
    застывших мыслей, не ступить ни шагу.

    Всё замерло, испытывая стресс.
    Лишь электрички, покидая город,
    врываются в засыпанный по горло
    холодными кристалликами лес.

    _^_




    * * *

    Лизе Пономаревой

    Так зябли руки, что пришла зима...
    Ртуть, затаясь у среднего деленья,
    следит, как из холодного зерна
    растут большие белые деревья.
    Луну и солнце в небе погасив,
    циклоны, словно сборище лосих,
    спешат к жилью и смотрят исподлобья
    на их скупые, слабые подобья.
    И, досчитав до тысячи подряд,
    когда остынет утренняя спальня,
    вдруг замечаешь: вон они стоят,
    копытами слегка переступая...

    _^_




    ВОДЯНАЯ РОЗА


    для Фомика

    Чем удивишь ночного соловья?
    Зашиты швы, заштопаны карманы
    у белых роз. Внутри садовой ванны
    не будит эха сонная струя.

    Вбирая птиц горячечную речь,
    напоминая видом полировку,
    вода лежит. Но стоит вынуть пробку, -
    она, как вор, набросится на течь.

    И, может быть, из памяти певца
    исчезнут ночь, возлюбленная, просо,
    когда, вращаясь, водяная роза
    поднимется из тёмного кольца.

    Минуту, две - спасибо и на том, -
    цветок живёт. Он вздрагивает робко.
    И чем быстрее крутится воронка,
    тем шире раскрывается бутон.

    _^_




    УГОВОР

    Все люди смертны. Так иль сяк, но всех когда-нибудь не станет.
    Уйдёт из жизни верный враг, товарищ преданный обманет.
    Но если кто-то дорогой предаст внезапно и невольно,
    всё тело выгнется дугой и будет больно, очень больно.
    Ругаться, плакать, воевать, к обидам привыкать и к шорам -
    пора сердца тренировать таким житейским тренажёром.

    Давай условимся на треть зарплаты (или как придётся):
    кому приспичит умереть, пускай разок ещё вернётся.
    В потёках летнего дождя, собрав табачный дым по лифтам,
    пускай расскажет, снизойдя к другого пламенным молитвам:
    "Иду за тридевять морей, за триста тридевять народов.
    А ну-ка кофе мне налей, нарежь побольше бутербродов.
    В один карман закинь пятак, в другой насыпь немного соли..."

    Тут о своей сердечной боли второй подумает: пустяк.
    Да, жизнь не сахар и не шёлк; грязна и склонна к просторечью.
    Но если ты пришла/пришёл, то вот гарантия на встречу.
    А гость, освоившись, как вор, крадущий мысли (но неловкий),
    подскажет: "Это разговор о временной командировке.
    Найди-ка парный мне носок, и свитер упакуй, и шорты".

    Ты чмокнешь глупого в висок и скажешь ласково: "Пошёл ты!"

    _^_




    * * *

    Всю ночь господь шептал о желудях,
    сплетал из ветра вервии канатные
    и трогал землю граблями дождя;
    но облачная ручка надвое

    переломилась. В ожиданье скреп
    господь присел у края атмосферного
    и, уплетая ветчину и хлеб,
    как никогда напоминает фермера.

    А день распластан в облачных сетях.
    Не видя тьмы под крыльями тяжёлыми,
    во чреве мирно возится дитя -
    не крепче иль крупнее жёлудя.

    _^_




    АНТОНОВКА

    Ночью зашаришь по ставням захлопнутым,
    в панике стиснешь реле:
    это железные яблоки с грохотом
    катятся по земле.
    Капли дождя - лилипутские сабельки -
    колют и мучают сад.
    Вот и грохочут железные яблоки,
    бравый воздушный десант.
    В них растворённые пули да лезвия
    сами, бывает, грызём.
    Так и земля - вполовину железная,
    твёрдый, скупой глинозём.
    Эти тревоги - лишь малая толика
    тех, что ждут впереди.
    Не суетись.
    Укрепит антоновка
    стержень в твоей груди.

    _^_




    МОРОЗ

    Злой генерал метелей полевых,
    покрытый орденами до мошонки,
    старик Мороз челночничать привык
    и джинсами торгует по дешёвке.

    Ты выглянешь на улицу, пиит,
    во мраке никотином отравиться,
    а там - Мороз: полозьями пылит,
    влачит дары и машет рукавицей.

    Он перехватит гамбургер двойной,
    запьёт его шипучей кока-колой
    и смастерит нам панцирь ледяной;
    ведь как-никак период - ледниковый.

    А в новостях отметят: у реки,
    где на деревьях шапки либо дреды,
    опять зазимовали челноки -
    андед Мороз и прочие андеды.

    _^_




    * * *

    Она говорит: "Никогда тебя не прощу,
    хоть тысячу поклонов мне положи!"
    Господь отвечает: "В сердце твоём прочту".
    Читает и уличает её во лжи.

    Она говорит: "Нашёлся мне грамотей!
    Кому расскажу я правду о детских травмах?"
    А Бог ей: "Промеж родителей и детей
    нет правых и виноватых. Они на равных".

    Тогда она говорит: "Порицай меня,
    но я сохраню суровую эту мину.
    Моё непрощенье - это моя броня.
    Неужто Ты пустишь голой меня по миру?"

    Господь улыбается. Рот Его на замке.
    Она продолжает сбивчивый монолог,
    а Он уже держит сердце её в руке
    и в чистую строчку вписывает урок.

    _^_




    * * *

    Она живёт в сытое время.
    У девушек крепкие икры,
    гладкие ноги; они веселятся с теми,
    кто им по нраву; выходят в самую темень,
    ничего не боятся, играют в разные игры,
    парней отбивают, друг дружке не потакая.
    Ей ли не знать - она и сама такая.

    Она, конечно, слыхала о страшных войнах,
    читала книжки, видела киноленты.
    И дед воевал, да рано ушел, покойник.
    Но знание отрезает её, как войлок,
    от этих событий, они для неё - легенды.

    И только, бывает, ночью она проснётся
    с бьющимся сердцем, вскинется: фу-ты, ну-ты,
    вроде бы сон, а вот же, порой взгрустнётся,
    всплакнёт. Сидит и следит, как бегут минуты.

    А утром, если и вспомнит, то только мельком:
    зайдёт в магазин - приценится к карамелькам,
    на всякий пожарный купит каких-то круп...

    Мы можем это назвать, например, римейком
    памяти, выходящей на новый круг.

    _^_




    * * *

    Дачники смотрят вечером боевик,
    призрак экрана пляшет над мокрым хреном.
    Ночь надевает боты и дождевик,
    бродит вокруг, шуршит полиэтиленом.
    Зреет в канавах, лопается икра,
    гнёздышки тины, хижина инфлюэнцы.
    Вот появился сон, погасил экран.
    Спят, подбородки спрятали поселенцы.
    Сахаром растворяется жизнь во сне.
    Ковриками и шторами сумрак выстлан.

    Мимо окна деревья летят со свистом,
    словно иголки, скользящие по струне.


    Произведение вошло в лонглист конкурса. Номинатор - Сетевая Словесность
    © Ольга Дернова. Антоновка

15.04.11. ФИНАЛИСТЫ конкурса-акции "РУССКИЙ ХАРАКТЕР: НОВЫЙ ВЗГЛЯД" (публицистика) - в рамках Илья-премии:: 1. Кристина Андрианова (Уфа, Башкирия). По дороге к надежде, записки. 2. Вардан Барсегян (Новошахтинск, Ростовская область). Русский дух, эссе. 3. Оксана Барышева (Алматы, Казахстан). Верность родному слову, эссе. 4. Сергей Баталов (Ярославль). Воспитание характера, статья. Уроки рыбьего языка, или Дао Иванушки-дурачка, эссе. 5. Александр Дудкин (Маза, Вологодская область). Болезнь роста. Лишь бы не было войны. Бессмысленная беспощадность. Коллективизм индивидуалистов, заметки. 6. Константин Иванов (Новосибирск). Конец русского характера, статья. 7. Екатерина Канайкина (Саранск, Мордовия). Русский характер, эссе. 8. Роман Мамонтов (Пермь). Медный разрез, эссе. 9. Владимир Монахов (Братск, Иркутская область). Доморощенная сказка про: русское "можно" и европейское "нельзя", эссе. 10. Евгений Писарев (Тамбов). Зал ожидания, заметки. 11. Дмитрий Чернышков (Бийск, Алтайский край). Спаситель №25, эссе. 12. Галина Щекина (Вологда). Размышления о русском характере, рассказы. Конкурс проводится Фондом памяти Ильи Тюрина, журналом "Журналист" и порталом для молодых журналистов YOJO.ru. Окончательные итоги конкурса будут подведены в Москве 14-15 мая 2011 года – в рамках литературных чтений "ИЛЬЯ-ПРЕМИЯ: ПЕРВЫЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ".


ПРОЕКТЫ ЛИТО.РУ

ТОЧКА ЗРЕНИЯ: Современная литература в Интернете
РУССКИЙ ЭПИГРАФ
Литературный конкурс "БЕКАР"
Имена Любви
Сатирикон-бис
Дорога 21
Книгоиздание
Шоковая терапия

Кипарисовый ларец
Кирилл Ковальджи
Памяти А.И.Кобенкова
Дом Ильи

Происшествие
Каникулы
Каренина

Наш выпуск
Студия WEB-техника
Цветной бульвар

ССЫЛКИ

Ссылки

изготовление промполов




 

© Фонд памяти Ильи Тюрина, 2007. © Разработка: Алексей Караковский & студия "WEB-техника".